Рубрики
Диагностичекий

Курсовая работа по психологии 2 курс ВГПУ. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования воронежский государственный педагогический университет

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения

Курсовая работа по психологии 2 курс ВГПУ. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования воронежский государственный педагогический университет

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам отклоняющегося (девиантного) поведения «ДАП-П»
Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В». Место разработки: СПб., Военная медицинская академия (ВМедА), кафедра психиатрии.

Цель: опросник «ДАП-П» направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного (отклоняющегося) поведения.

Тест предназначен для школьников 14-17 лет.

Опросник состоит из 3-х блоков:

— склонность к аддиктивному поведению,

— склонность к делинквентному поведению,

— склонность к суициду.

Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к девиантному поведению.

Опросник содержит 48 вопросов (утверждений), на каждый из которых испытуемому предлагается выбрать один из 4 вариантов ответа:

— «совершенно верно» (3 балла),

— «пожалуй, так» (1 балл),

— «нет, это совсем не так» (0 баллов).

Далее первичные баллы переводятся в стены.

Приложение 5

Методика СОП (автор А. Н. Орел)
Предлагаемая методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (СОП) является стандартизированным тест-опросником, предназначенным для измерения готовности (склонности) подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения. Опросник представляет собой набор специализированных психодиагностических шкал, направленных на измерение готовности (склонности) к реализации отдельных форм отклоняющегося поведения.

Методика предполагает учет и коррекцию установки на социально желательные ответы испытуемых. Шкалы опросника делятся на содержательные и служебную. Содержательные шкалы направлены на измерение психологического содержания комплекса связанных между собой форм девиантного поведения, то есть социальных и личностных установок, стоящих за этими поведенческими проявлениями.

Служебная шкала предназначена для измерения предрасположенности испытуемого давать о себе социально-одобряемую информацию, оценки достоверности результатов опросника в целом, а также для коррекции результатов по содержательным шкалам в зависимости от выраженности установки испытуемого на социально-желательные ответы.

Цель: диагностика склонности к отклоняющемуся поведению.

Особенности методики: тест включает в себя мужской и женский вариант.

Мужской вариант включает в себя 98 вопросов, женский вариант – 108 вопросов.

Ряд вопросов являются маскировочными и содержательно не интерпретируются.

Некоторые пункты опросника входят одновременно в несколько шкал. В тесте производится подсчет первичных («сырых») баллов и их перевод в стандартные Т-баллы.

В методике СОП предоставлено 7 шкал, по которым можно определить склонность подростков к правонарушениям.

1. Шкала установки на социально-желательные ответы.

2. Шкала склонности к нарушению норм и правил.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию.

6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций.

7. Шкала склонности к делинквентному поведению.

8. Шкала принятия женской социальной роли (включена только в женский вариант

Интерпретация результатов по шкалам.

1. Шкала установки на социальную желательность (служебная шкала).

Данная шкала предназначена для измерения готовности испытуемого представлять себя в наиболее благоприятном свете с точки зрения социальной желательности.

Показатели от 50 до 60 Т-баллов свидетельствует об умеренной тенденции давать при заполнении опросника социально-желательные ответы.

Показатели свыше 60 баллов свидетельствуют о тенденции испытуемого демонстрировать строгое соблюдение даже малозначительных социальных норм, умышленном стремлении показать себя в лучшем свете, о настороженности по отношению к ситуации обследования.

Результаты, находящиеся в диапазоне 70-89 баллов свидетельствуют о высокой настороженности испытуемого по отношению к психодиагностической ситуации и о сомнительной достоверности результатов по основным шкалам.

О восприятии ситуации как экспертной одновременно с умеренно высокими показателями по шкале № 1 также свидетельствует их резкое понижение по основным диагностическим шкалам и повышение по шкале женской социальной роли.

Для мужской выборки превышение суммарного первичного балла по шкале социальной желательности значения 11 первичных баллов свидетельствуют о недостоверности результатов по основным шкалам.

Показатели ниже 50 Т-баллов говорят о том, что испытуемый не склонен скрывать собственные нормы и ценности, корректировать свои ответы в направлении социальной желательности.

Одновременно высокие показатели по служебной шкале и по основным шкалам (кроме шкалы 8) свидетельствуют либо о сомнительной достоверности результатов, либо о диссоциации в сознании испытуемого известных ему и реальных норм поведения.

2. Шкала склонности к преодолению норм и правил

Данная шкала предназначена для измерения предрасположенности испытуемого к преодолению каких-либо норм и правил, склонности к отрицанию общепринятых норм и ценностей, образцов поведения.

Результаты, лежащие в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о выраженности вышеуказанных тенденций, о нонконформистских установках испытуемого, о его склонности противопоставлять собственные нормы и ценности групповым, о тенденции «нарушать спокойствие», искать трудности, которые можно было бы преодолеть.

Показатели, находящиеся в диапазоне 60-70 Т-баллов, свидетельствуют о чрезвычайной выраженности нонконформистских тенденций, проявлении негативизма и заставляют сомневаться в достоверности результатов тестирования по данной шкале.

Результаты ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о конформных установках испытуемого, склонности следовать стереотипам и общепринятым нормам поведения. В некоторых случаях при условии сочетания с достаточно высоким интеллектуальным уровнем испытуемого и тенденции скрывать свои реальные нормы и ценности такие оценки могут отражать фальсификацию результатов.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению

Данная шкала предназначена для измерения готовности проявлять аддиктивное поведение.

Результаты в диапазоне 50-70 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о предрасположенности испытуемого к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, о склонностях к иллюзорно-компенсаторному способу решения личностных проблем. Кроме того, эти результаты свидетельствуют об ориентации на чувственную сторону жизни, о наличии «сенсорной жажды», о гедонистически — ориентированных нормах и ценностях.

Показатели свыше 70 Т-баллов свидетельствует о сомнительности результатов, либо о наличии выраженной психологической потребности в аддиктивных состояниях, что необходимо выяснять, используя дополнительные психодиагностические средства.

Показатели ниже 50 Т-баллов свидетельствуют либо о невыраженности вышеперечисленных тенденций, либо о хорошем социальном контроле поведенческих реакций.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению

Данная шкала предназначена для измерения готовности проявлять различные формы аутоагрессивного поведения (агрессии, направленной на самого себя). Объект измерения очевидно частично пересекается с психологическими свойствами, измеряемыми шкалой № 3.

Результаты, находящиеся в диапазоне 50-70 Т-баллов по шкале №4 свидетельствуют о низкой ценности собственной жизни, склонности к риску, выраженной потребности в острых ощущениях, о садомазохистских тенденциях.

Результаты свыше 70 Т-баллов свидетельствуют о сомнительной достоверности результатов.

Показатели ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют об отсутствии готовности к реализации саморазрушающего поведения, об отсутствии тенденции к соматизации тревоги, отсутствии склонности к реализации комплексов вины в поведенческих реакциях.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию

Данная шкала предназначена для измерения готовности испытуемого к реализации агрессивных тенденций в поведении.

Показатели, лежащие в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о наличии агрессивных тенденций у испытуемого. Показатели, находящиеся в диапазоне 60-70 Т-баллов, свидетельствуют об агрессивной направленности личности во взаимоотношениях с другими людьми, о склонности решать проблемы посредством насилия, о тенденции использовать унижение партнера по общению как средство стабилизации самооценки, о наличии садистических тенденций.

Показатели свыше 70 Т-баллов говорят о сомнительной достоверности результатов.

Показатели, лежащие ниже 50 Т-баллов, свидетельствуют о невыраженности агрессивных тенденций, о неприемлемости насилия как средства решения проблем, о нетипичности агрессии как способа выхода из фрустрирующей ситуации. Низкие показатели по данной шкале в сочетании с высокими показателями по шкале социальной желательности свидетельствуют о высоком уровне социального контроля поведенческих реакций.

Данная шкала предназначена для измерения склонности испытуемого контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций.

Показатели, лежащие в пределах 60-70 Т-баллов, свидетельствует о слабости волевого контроля эмоциональной сферы, о нежелании или неспособности контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Кроме того, это свидетельствует о склонности реализовывать негативные эмоции непосредственно в поведении, без задержки, о несформированности волевого контроля своих потребностей и чувственных влечений.

Показатели ниже 50 Т-баллов по данной шкале свидетельствуют о невыраженности этих тенденций, о жестком самоконтроле любых поведенческих эмоциональных реакций, чувственных влечений.

7. Шкала склонности к деликвентному поведению

Название шкалы носит условный характер, так как шкала сформирована из утверждений, дифференцирующих «обычных» подростков и лиц с зафиксированными правонарушениями, вступавших в конфликт с общепринятым образом жизни и правовыми нормами.

Данная шкала измеряет готовность (предрасположенность) подростков к реализации деликвентного поведения.

Выражаясь метафорически, шкалы выявляет «деликвентный потенциал», который лишь при определенных обстоятельствах может реализоваться в жизни подростка.

Результаты, находящиеся в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о наличии деликвентных тенденций у испытуемого и о низком уровне социального контроля.

Результаты выше 60 Т-баллов свидетельствуют о высокой готовности к реализации деликвентного поведения. Результаты ниже 50 Т-баллов говорят о невыражености указанных тенденций, что в сочетании с высокими показателями по шкале социальной желательности может свидетельствовать о высоком уровне социального контроля.

Результаты, находящиеся в диапазоне 50-60 Т-баллов, свидетельствуют о наличии деликвентных тенденций у испытуемого и о низком уровне социального контроля.

Topuch. ru

06.08.2017 5:48:26

2017-08-06 05:48:26

Источники:

Https://topuch. ru/federalenoe-gosudarstvennoe-byudjetnoe-obrazovatelenoe-uchrejd-vwi1/index5.html

Методики для выявления девиантного поведения подростков – Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков — ГБУ ЦСПСиД «Печатники» » /> » /> .keyword { color: red; } Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения

Методики для выявления девиантного поведения подростков – Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков

Методики для выявления девиантного поведения подростков – Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков

Методика «Диагностика девиантного поведения подростка»

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения «ДАП-П» для учащихся общеобразовательных учреждений.

Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В» (СПб., ВМедА, кафедра психиатрии, НИЛ-7, 1999). Опросник ДАП-П направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного поведения. Опросник состоит из 3-х блоков: склонность к аддиктивному поведению, склонность к делинквентному поведению, склонность к суициду. Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к девиантному поведению. Ниже представлен список вопросов для школьников 14-17 лет.

Опросник содержит 47 вопросов (утверждений), на каждый из которых обследуемому предлагается выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов).

Сейчас вам будет предъявлено 47 вопросов, касающихся некоторых ваших индивидуальных психологических особенностей. Отвечая на них, вам нужно выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов). На каждый вопрос возможен только один вариант ответа.

Вводная инструкция закончена, у кого есть вопросы, поднимите руку – к вм подойдут и помогут. Если вопросов нет, приступайте к работе.

1. Люди, с которыми я пытаюсь находиться в дружеских отношениях, очень часто причиняют мне боль.

2. «За компанию» с товарищами я могу принять большое количество алкоголя.

3. Я считаю, что в некоторых ситуациях жизнь может потерять ценность для человека.

4. Я бываю излишне груб с окружающими.

5. Мои друзья рассказывали, что в некоторых ситуациях они испытывали необычные состояния: видели красочные и интересные видения, слышали странные звуки и др.

6. Среди моих друзей были такие, которые вели такой образ жизни, что мне приходилось скрывать свою дружбу от родителей.

7. Мне кажется, окружающие плохо понимают меня, не ценят и недолюбливают.

8. В последнее время я замечаю, что стал много курить. Это помогает мне отвлечься от проблем и хлопот.

9. Бывало, что по утрам у меня дрожали руки и голова просто «раскалывалась».

10. Я всегда стремился к дружбе с ребятами, которые были старше меня по возрасту.

11. Не могу заставить себя бросить курить, хотя знаю, что это вредно.

12. В состоянии агрессии я способен на многое.

13. Среди моих близких родственников (отец, мать, братья, сестры) были судимые лица.

14. Часто я испытывал чувство невесомости тела, отрешенности от окружающего мира, нереальности происходящего.

15. На подрастающее поколение влияет так много обстоятельств, что усилия родителей и педагогов по их воспитанию оказываются бесполезными.

16. Если кто-нибудь виноват в моих неприятностях, я найду способ отплатить ему тем же.

17. Приятели, с которыми я дружу, не нравятся моим родителям.

18. Я считаю, что можно оправдать людей, выбравших добровольную смерть.

19. Я привык считать, что «око за око, зуб за зуб».

20. Я всегда раз в неделю выпиваю.

21. Если кто-то причинил мне зло, я отплачу ему тем же.

22. Бывало, что я слышал голоса внутри моей головы, звучание собственных мыслей.

23. Смысл жизни не всегда бывает ясен, иногда его можно потерять.

24. У меня есть друзья, которые любят смотреть «мультики» после приема разных веществ.

25. В районе, где я проживаю, есть молодежные тусовки, которые активно враждуют между собой.

26. В последнее время, чтобы не сорваться, я вынужден принимать успокоительные средства.

27. Я пыталась освободиться от некоторых пагубных привычек.

28. Я не осуждаю людей, которые совершают попытки уйти из жизни.

29. Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

30. Мои родители и родственники высказывали опасения в связи с моими выпивками.

31.Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

32. Выбор добровольной смерти человеком в обычной жизни, безусловно, может быть оправдан.

33. В нашей школе был принят «ритуал прописки» новичков, и я активно в нем участвовал.

34. В последнее время у меня подавленное состояние, будущее кажется мне безнадежным.

35. У меня были неприятности во время учебы в связи с употреблением алкоголя.

36. Мне неприятно вспоминать и говорить о некоторых случаях, которые были связаны с употреблением алкоголя.

37. Мои друзья умеют хорошо «расслабиться» и получить удовольствие.

38. Можно согласиться, с тем, что я не очень-то склонен выполнять многие законы, считаю их неразумными.

39. Среди моих близких друзей были такие, которые часто уходили из дома, бродяжничали и т. д.

40. Я считаю, что мой отец злоупотреблял (злоупотребляет) алкоголем.

41. Я люблю играть в азартные игры. Они дают возможность «встряхнуться», «поймать свой шанс».

42. Я понимаю людей, которые не хотят жить дальше, если их предают родные и близкие.

43. Я не осуждаю друзей, которые курят «травку».

44. Нет ничего предосудительного в том, что люди пытаются испытать на себе некоторые необычные состояния.

45. Мои близкие друзья частенько уклонялись от учебных занятий (воспитательных мероприятий), считаю их скучными, неинтересными.

46. В нашей семье были случаи добровольного ухода из жизни (или попытки ухода).

47.С некоторыми своими привычками я уже не смогу справиться.

После проведения тестирования все данные заносятся в протокол № 1. Сырые баллы переводятся в стены, получаем: 1 балл – низкая склонность (или отсутствие) к девиантному поведению. 2-4 балла – средняя (значительная предрасположенность). 5 баллов – высокая склонность к девиантному поведению.

1. Федосенко Е. В. Психологическое сопровождение подростков: система работы, диагностика. Тренинги. Монография. – СПб.: Речь, 2006.

Методика диагностики деструктивного поведения у подростков


Методика: Диагностика деструктивного поведения у подростков


Методические материалы, под редакцией руководителя психологического отдела ГБОУ МО «Ариадна» Лукичева В. В.


Девиантного поведения в подростковом возрасте

Методический комплекс для проведения дистанционного тестирования разрабатывается с целью изучения формирования механизмов поведенческих девиаций в подростковом возрасте.

Процедура проведения тестирования предполагается в форме опроса. Респондентам (подростки, учащиеся ОУ) предлагается ответить на 85 содержательных вопросов и заполнить карточку формальных данных (пол, возраст и т. д.).

Время ответов на вопросы варьируется в пределах 10-15 минут. Вопросы универсальны для всех возрастных групп: и 13-15, и 16-18 лет. Вопросы описывают поведенческие паттерны, а респондент выражает степень согласия/несогласия с утверждением, насколько это характеризует его поведение.

Разработчиками в ходе составления вопросника были выделены 13 диагностических шкал:

Шкала аддиктивного потенциала

Шкала детско-родительских отношений

Шкала эффективности саморегуляции

Шкала импульсивности (выборочно: 47, 65)

Шкала суицидального риска (выборочно 16, 39)


Суицидальный симптомокомплекс (ССК)

Выявление ССК означает выявление тенденций суицидального поведения, которое, в свою очередь, является следствием социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта


Внутренние факторы:

Антивитальные переживания, пассивные суицидальные мысли, суицидальные замыслы, суицидальные намерения и


Внешние факторы

: подготовка суицида, суицидальная попытка и завершенный суицид

А. Г. Амбрумова, 1978).

Следует обратить внимание, что данная методика не может однозначно констатировать наличие внешних факторов (в этом случае результаты требовали бы немедленной деанонимизации анкеты и обращения к психиатрической помощи), однако может указывать на ряд внутренних факторов, таких как антивитальные переживания и пассивные суицидальные мысли. Данные психологические феномены не требуют немедленного психиатрического вмешательства, однако являются сигналом для:

Установления психологического наблюдения за классом, где выявлены респонденты с высокими показателями по данному симптомокомплексу,

Разработки специальных психопрофилактических мероприятий с целью предотвращения усугубления аутодеструктивных тенденций у потенциального суицидента,

Выявления учащихся группы риска, оказания им адресной психологической и, при необходимости, медико-социальной помощи.

Представленная методика предлагает определять наличие ССК на основании повышения средних значений в сочетании таких шкал, как:

Общей картины проблем конкретного образовательного пространства и последующего развития необходимых профилактических программ. Для решения данной задачи недостаточно статистических данных о проценте подростков с разной степенью выраженности аддиктивного поведения.


Апробация и внедрение методического комплекса


1 этап: валидизация вопросов

На данный момент прошел апробацию на диагностическую валидность опросник, являющийся основой данной методики. В ходе исследования были проанкетированы учащиеся 13-17 лет из различных учебных заведений МО и контингент подростков, находящихся в условиях стационарной реабилитации по факту злоупотребления ПАВ в ГБОУ МО «Ариадна». Согласно гипотезе разработчиков, опросник должен был показать значительное расхождение в результатах между анкетами детей, проходящих обучение в средней школе, и реабилитантов (с тенденцией к завышению показателей по диагностически релевантным шкалам, составляющим АСК).

Ниже приведены результаты данного исследования:

Представляет собой графическое отражение результатов двух групп

Респондентов, представленных единым массивом. Стрелками отмечены границы зон заполнения: синяя (учащиеся средних школ), розовая (воспитанники реабилитационного учреждения).

Представляет собой сравнительную таблицу,

Отражающую разницу в

Средних результатах по каждой диагностической шкале у двух групп респондентов (учащиеся средних школ и воспитанники реабилитационного учреждения)


Таблица сравнительных значений средних данных по шкалам по выборке воспитанников коррекционного учреждения (аддиктов) и учащихся средней школы (13-17 лет)

Уровень субъективного контроля

Шкала агрессивности враждебности

Шкала антисоциальной направленности

Шкала детско-родительских отношений

Шкала микросоциального риска

Шкала социальной желательности

Шкала суицидального риска

Шкала эффективности саморегуляции

Приведенные результаты однозначно подтверждают исходную гипотезу авторов методики, демонстрируя высокую диагностическую чувствительность вопросов.

Помимо статистических данных, авторами собрана содержательная обратная связь от психологов ОУ, получивших задание опросить учащихся, проходивших анкетирование, на предмет ясности и корректности задаваемых вопросов. По итогам обратной связи в опросный лист были внесены незначительные изменения.

Существенных нареканий и споров вопросы методики не вызвали.


2 этап: апробация и внедрение методики


Внедрение методики

Внедрение методического комплекса в качестве основного инструмента социально-психологического тестирования станет возможным сразу после подведения итогов апробации.

Также, согласно замыслу авторов, данная методика ориентирована на развитие


Специальных психопрофилактических маршрутов

Существенных рисков по тем или иным девиантным симптомокомплексам.

Подобная работа может быть проведена лишь при наличии ряда методических разработок, подробно описывающих психологическую сущность каждого симптомокомплекса и содержащих конкретные рекомендации по организации профильной психопрофилактики.

Таким образом, внедрением данного методического комплекса может считаться процесс, включающий три этапа: 1) валидизация вопросов, 2) апробация методического комплекса, 3) создание методических материалов, связывающих полученные в ходе социально-психологического тестирования статистические результаты и конкретные профилактические стратегии, предлагаемые для реализации локальным специалистам образовательных учреждений МО.


Суицидальный симтомокомплекс

Прежде всего, давайте рассмотрим один из фундаментальных тезисов современной суицидологии, мы не можем и не должны обращать внимание исключительно на суицидальное поведение, то есть внешнюю репрезентацию уже сформированного или формирующегося суицидального намерения.

Тем более, если мы говорим о работе с суицидальным симптомокомплексом в условиях ОУ, мы должны ясно понимать, что любая (не важно, завершенная или незавершенная попытка суицида) является прямой рекомендацией к привлечению в работу с ребенком врача психиатра. Однако данные материалы ориентированы на специалистов имеющих психолого-педагогическую квалификацию и поэтому главный акцент здесь будет сделан на формировании суицидального намерения, на образ мышления подростка, способствующий развитию и укреплению таких настроений, а также базовым рекомендациям по работе с этой группой учащихся.

Тем не менее, прежде чем перейти к такому рассмотрению, мы обязаны остановится на базовых представлениях, которые приняты в современной суицидологии. Эти представления необходимы, как точка опоры для ориентации в столь сложном и тонком вопросе для любого специалиста помогающей профессии.

Итак, первое: прежде чем рассуждать о том или ином феномене, мы должны хотя бы в первом приближении дать его базовое определение и обозначить рамки рассмотрения феномена.

Со времен Эмиля Дюркгейма, французского социолога и философа, наиболее простым и емким является следующее определение –


Это намеренное


Лишение себя жизни»

Обратим более пристальное внимание на это определение: за его кажущейся простотой и ясностью, скрывается некоторое поле смыслов, которые необходимо раскрыть. Прежде всего, если мы следуем данному определению, то к суицидам следует относить лишь осознанные, «намеренные» факты самоубийства, но никак не случайности с трагическим исходом, которые составляют едва ли не половину всех «суицидов», приходящихся на долю подростков в возрасте от 12 до 18 лет. Можно ли считать самоубийством заведомо опасное поведение подростка, забирающегося на трансформаторную вышку, осваивающего ветхие крыши старых домов, как это делают «руфферы» или выполняющего сложнейший прыжок между двумя зданиями, во время занятий паркуром? Далее, можем ли мы отнести к суицидам самоубийства,

Элементов своего вида, а длительным тренировкам, сводящим риск в минимуму. Также, поскольку в основе любой аддикции лежит потребность в переживании все более интенсивных эмоций, мы обнаружим у такого пациента хаотичный поиск наиболее рискованных способов испытать себя, вне зависимости от общей программы тренировок в сочетании с желанием продемонстрировать собственное достижение (съемка видео, селфи и проч.) Дополнительным диагностическим фактором, который поможет специалисту выявить именно этот тип суицидального поведения – является сочетание экстремального поведения с тяжелой психологической травмой в анамнезе (у подростка это обычно утрата любимого или близкого человека)


Истинное суицидальное поведение:

Именно этот тип суицидального

Поведения в наибольшей степени соответствует определению, данному Э. Дюркгеймом. В данном случае, суицидент действительно видит основной целью своих действий «сведение счетов с жизнью». Весьма проблематичным для специалиста здесь оказывается тот фактор, что, хотя именно этот тип поведения приводит к завершенным попыткам суицида, но именно его труднее всего вовремя заметить и выявить, так как подлинный суицидент не стремиться «кричать о себе миру», напротив ему свойственна интенсивная внутренняя концентрация, социальная самоизоляция и избегание, как основные тенденции поведения. Тем, не менее, даже эту «тихую подготовку» непоправимого шага можно вовремя заметить и помочь человеку изменить решение. Если же мы посмотрим на проблему исключительно со статистической точки зрения, то на данный тип суицидального поведения в подростковом возрасте придется наименьший процент, по различным данным – это не более 10% всех суицидальных попыток (Абрумова А), зарубежные исследователи приводят еще более скромные цифры – не более 1%.


Психологические особенности личности суицидента

Ряд исследователей находят черты сходства некоторых личностных характеристик во время переживания человеком острого суицидального состояния с личностными особенностями лиц со стойкими суицидальными тенденциями (Абрумова А. Г., 1984; Слуцкий А. С., Замад-воров М. С., 1993 и др.). В состоянии суицидального кризиса обычно всегда «включенными» в суицидальный акт оказываются интегральные общие личностные свойства когнитивного, эмоционального и поведенческого планов. К таким характеристикам наиболее часто относят эгоцентрические особенности самосознания суицидента, сочетающиеся с его негативным отношением к себе,

Себе имеет место и у невротика, который также считает себя жизненным неудачником, остро переживая свою неполноценность и недееспособность. У суицидента негативное отношение к себе достигает своих крайних форм.

Аутоагрессии обычно всегда предшествует гетероагрессия в отношении близких родственников, которая выражается в подозрительности, необоснованных обвинениях. Клиническая практика показывает, что косвенно гетероагрессия подтверждается и равнодушно-спокойным отношением к случаям самоубийства близких к суициденту людей, к трагической смерти конкретного знакомого человека и вообще к смерти. Положительная или нейтральная оценка подобных действий также может являться критерием для включения этих лиц в группу риска. Отсюда также понятно, что попытки родных воздействовать на суицидента, убедить его в возможности выхода из кризиса, указать на позитивные моменты в его жизни часто вызывают обратный эффект — противодействие и отпор и лишь усиливают аутоагрессию, пессимистическую личностную установку и депрессивные настроения.


Пессимистическая личностная установка

Распространяется главным образом

На перспективы выхода из кризиса. Она является наиболее интегральным психическим образованием при суицидальном поведении. По мнению Д. Н.

Узнадзе (1961), установка — это неосознанное состояние психофизиологической готовности к определенному действию и поведению. Установка включает в себя как когнитивный, так и эмоциональный и поведенческий компоненты. Для суицидальной установки это: суицидальные мысли и намерения, эмоции, в которых преобладают депрессия и тревога, чувство вины, а также подготовка к реализации суицидальных действий. Если на ранних стадиях кризиса преобладают суицидальные мысли, а эмо-циональный и поведенческий компоненты выражены слабее, то на поздних

Фазах преобладание получают суицидальные действия — подготовка и исполнение акта суицида.

Пессимистическая личностная установка обычно плохо поддается психотерапевтической коррекции, что также объясняется


Парано-яльностью


Суицидального состояния.

Паронояльная акцентуация характера отличается

Ригидностью нервно-психических процессов, стереотипностью в форме следования готовым мыслительным стереотипам и поведенческим паттернам, моральным догматизмом, обидчивостью со склонностью к образованию сверхценных идей. Все это утяжеляет характер суицидального поведения у такой личности. При дезадаптации такие индивиды могут пытаться совершить суицид чаще, чем другие лица.

Конечно, далеко не все суициденты являются паранояльными личностями. Однако почти все суициденты обнаруживают парано-яльность не как свойство характера в преморбиде, но как характеристику суицидального состояния с практически всеми присущими ему признаками. Например, известно, что примерно треть от числа совершивших попытку самоубийства повторяют ее в течение года, а среди душевнобольных суицидентов этот риск возрастает до 60%. Эти данные говорят о ригидных стереотипных реакциях, которые находят отражение в самосознании человека, в данном случае в пессимистической установке, что это обусловлено не ситуациями, а какими-то внутренними механизмами. Высокая резистентность пессимистической личностной установки по отношению к психотерапии также свидетельствует о ригидности.

Структуру ценностного сознания у паранояльной личности следует оценивать, как дисгармоничную. В ней одна ведущая ценность (семья, ребенок или научное изобретение) приобретает сверхценный характер и девальвирует, оттесняет на задний план все другие ценности. В этом и состоит в данном случае повышенная опасность возникновения суицидального кризиса — если «главная ценность» теряется (например, уход из семьи любимого мужа), то и вся жизнь обесценивается, рушится вся пирамида ценностей.

Нечто подобное можно видеть в системе ценностей суицидента. Но если ценности личности в норме при хорошей адаптации носят жизнеутверждающий характер, связывают человека с жизнью, то в состоянии дезадаптации место ведущей ценности занимают ценности негативного плана. При суицидальном поведении такой «сверхценностью» становятся идеи ухода из жизни как иллюзорного выхода из кризиса, разрушившего всю имевшуюся систему ценностей личности суицидента. Подкрепляясь другими компонентами суици-дального поведения, т. е. аутоагрессией, депрессией, суицидальными мыслями

Мотивами, она превращается в ценность—цель и ведет к трагической развязке.


Диагностика суицидального поведения.

Суицидологом Амбрумовой А. Г. и ее сотрудниками (1983, 1988) выделено шесть типов непатологических суицидоопасных ситуационных реакций, которые встречаются у психически здоровых лиц в состоянии социально-психологической дезадаптации личности в условиях микросоциального конфликта.


Ситуационная реакция

— понимается как модус поведения личности, определяемый ее позицией, исходящей из собственной концепции данной ситуации. Она представляет собой оформленный структурированный ответ на ситуационную нагрузку с определенным образом эмоционально окрашенным состоянием и соответствующим ему поведением. Вид, тип, направленность и структуру реакций определяют особенности личности чело-века, причем очень важна значимость для личности данной ситуации. Отсюда у разных индивидуумов на сходные ситуации возникают разные реакции.


Пессимистическая ситуационная реакция

Мироощущения с мрачным мировоззрением, негативными суждениями и оценками, с переструктурированием системы ценностей. Риск суицида очень высокий.


Реакция отрицательного баланса

Подведением жизненных итогов, пессимистической оценкой прожитого и будущего, твердым решением не жить. Риск суицида очень высокий.


Реакция дезорганизации

В ее основе тревожный компонент,

Соматовегетативные проявления, чаще по типу кризов, нарушения сна. Характеризуется эта реакция «потерей точки опоры». Реакция идет с сигналом бедствия, высоким суицидальным риском. Возможен выход в быструю реализацию суицида.


Реакция эмоционального дисбаланса

Имеет место отчетливое

Превалирование гаммы дистимических расстройств настроения, сокращение круга социальных контактов. Риск суицида средней степени.


Реакция демобилизации

Отличается резкими изменениями в сфере

Контактов, мучительным переживанием одиночества, безнадежности. Характеризуется душевным дискомфортом, чувством отвергнутое™. Суицидальный риск средний


Реакция оппозиции

Характеризуется выраженной экстрапунитивной

Позицией личности, повышающейся степенью агрессивности, возрастающей резкостью отрицательных оценок окружающих и их деятельности. Суицидальный риск средний

Диагностика девиантного поведения

Универсальной методикой выявления предрасположен­ности к тем или иным девиациям в поведении подростков является «Методика диагностики склонности к отклоняю­щемуся поведению» (разработана Вологодским центром гу­манитарных исследований и консультирования «Развитие» в 1992 г.). Она имеет семь шкал.

1. Шкала установки на социальную желательность — 15 пун­ктов.

2. Шкала склонности к нарушению норм и правил 17 пунктов.

3. Шкала склонности к аддиктивному поведению — 20 пун­ктов.

4. Шкала склонности к самоповреждающему и самораз­рушающему поведению — 21 пункт.

5. Шкала склонности к агрессии и насилию — 25 пунктов.

6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций -15 пунктов.

7. Шкала склонности к делинквентному поведению -20 пунктов.

Этот опросник позволяет также оценить склонность под­ростков к двигательной расторможенности, патологическо­му фантазированию и хобби, половым девиациям, дисморфобии.

В целом опросник включает 98 неповторяющихся пунк­тов-утверждений (приводится вариант для лиц мужского пола).

Вопросы

1. Я предпочитаю одежду неярких, приглушенных то­нов.

2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должен сделать сегодня.

3. Я охотно записался бы добровольцем для участия в каких-нибудь боевых действиях.

4. Бывает, что я иногда ссорюсь с родителями.

5. Тот, кто в детстве не дрался, вырастает «маменькиным сынком» и ничего не может добиться в жизни.

6. Я бы взялся за опасную для жизни работу, если бы за нее хорошо заплатили.

7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.

8. Иногда бывает, что немного хвастаюсь.

9. Если бы мне пришлось стать военным, то я хотел бы быть летчиком-истребителем.

10. Я ценю в людях осторожность и осмотрительность. И. Только слабые и трусливые люди выполняют все пра­вила и законы.

12. Я предпочел бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она и опасна для жизни.

13. Я всегда говорю только правду.

14. Если человек в меру и без вредных последствий упо­требляет возбуждающие и влияющие на психику вещества — это вполне нормально.

15. Даже если я злюсь, я стараюсь не прибегать к руга­тельствам.

16. Я думаю, что мне бы понравилось охотиться на львов.

17. Если бы меня обидели, то я обязательно должен ото­мстить.

18. Человек должен иметь право выпивать сколько он хо­чет и где он хочет.

19. Если мой приятель опаздывает к назначенному време­ни, то я обычно сохраняю спокойствие.

20. Меня обычно затрудняет требование сделать работу к определенному сроку.

21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобнее, а не там, где положено.

22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если испытываешь сильное сексуальное (половое) влечение.

23. Я иногда не слушаюсь родителей.

24. Если при покупке автомобиля мне придется выбирать между скоростью и безопасностью, то я выберу безопас­ность.

25. Я думаю, что мне бы понравилось заниматься боксом.

26. Если бы я мог свободно выбирать профессию, то стал бы дегустатором вин.

27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.

28. Иногда мне так хочется сделать себе больно.

29. Мое отношение к жизни хорошо описывает послови­ца «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

30. Я всегда покупаю билеты в общественном транспорте.

31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие, токсические вещества.

32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это не выгодно.

33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.

34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице «Если нельзя, но очень хочется, то можно».

35. Бывало, что я случайно попадал в драку после упо­требления спиртных напитков.

36. Мне редко удается заставить себя продолжать работу после ряда обидных неудач.

37. Если бы в наше время проводились бои гладиаторов, то я бы обязательно в них поучаствовал.

38. Бывает, что иногда я говорю неправду.

39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.

40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.

41. Если бы я родился в давние времена, то стал бы благородным разбойником.

42. Если нет другого выхода, то спор можно разрешить и дракой.

43. Бывали случаи, когда мои родители, другие взрос­лые высказывали беспокойство по поводу того, что я не­много выпил.

44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других в толпе.

45. Если в кинофильме нет ни одной приличной драки — это плохое кино.

46. Когда люди стремятся к новым, необычным ощуще­ниям и переживаниям — это нормально.

47. Иногда я скучаю на уроках.

48. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обяза­тельно потребую от него извинений.

49. Если человек раздражает меня, то я готов высказать ему все, что я о нем думаю.

50. Во время путешествий и поездок я люблю откло­няться от обычных маршрутов.

51. Мне бы понравилась профессия дрессировщика хищ­ных зверей.

52. Если уж ты сел за руль мотоцикла, то стоит ехать только очень быстро.

53. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.

54. Иногда я просто не могу удержаться от смеха, копи. слышу неприличную шутку.

55. Я стараюсь избегать в разговоре выражений, которые могут смутить окружающих.

56. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.

57. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.

58. Мне больше нравится читать о приключениях, чем о любовных историях.

59. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить неко­торые правила и запреты.

60. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпи­вают и веселятся.

61. Меня раздражает, когда девушки курят.

62. Мне нравится состояние, которое наступает, когда в меру и в хорошей компании выпьешь.

63. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимал, что сейчас не время и не место.

64. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.

65. Мне легко заставить других людей бояться меня, и иногда ради забавы я это делаю.

66. Я смог бы своей рукой казнить преступника, спра­ведливо приговоренного к высшей мере наказания.

67. Удовольствие — это главное, к чему стоит стремить­ся в жизни.

68. Я хотел бы поучаствовать в автомобильных гонках.

69. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.

70. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готов первым начать драку.

71. Я могу вспомнить случаи, когда я был таким злым, что хватал первую попавшуюся под руку вещь и ломал ее.

72. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.

73. Мне понравилось бы прыгать с парашютом.

74. Вредное воздействие на человека алкоголя и табака сильно преувеличивают.

75. Я редко даю сдачи, даже если кто-нибудь ударит меня.

76. Я не получаю удовольствия от ощущения риска.

77. Когда человек в пылу спора прибегает к «сильным» выражениям — это нормально.

78. Я часто не могу сдержать свои чувства.

79. Бывало, что я опаздывал на уроки.

80. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.

81. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.

82. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.

83. Иногда случалось, что я не выполнял школьное до­машнее задание.

84. Я часто совершаю поступки под влиянием минутного настроения.

85. Мне кажется, что я не способен ударить человека.

86. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.

87. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.

88. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.

89. Иногда я бываю так раздражителен, что стучу по столу кулаком.

90. Только неожиданные обстоятельства и чувство опас­ности позволяют мне по-настоящему проявить себя.

91. Я бы попробовал какое-нибудь одурманивающее ве­щество, если бы твердо знал, что это не повредит моему здоровью и не’повлечет наказания.

92. Когда я стою на мосту, то меня иногда так и тянет прыгнуть вниз.

93. Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное от­вращение.

94. Когда я злюсь, то мне хочется кого-нибудь ударить.

95. Я считаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.

96. Я мог бы на спор влезть на высокую фабричную трубу.

97. Временами я не могу справиться с желанием причи­нить боль другим людям.

98. Я мог бы после небольших предварительных объясне­ний управлять вертолетом.

Причины девиантного поведения подростков — методики диагностики

Девиантное поведение у подростков в последнее время прогрессирует с небывалой скоростью. Такая ситуация обусловлена многими причинными факторами. Основной причиной является изменение поведения в подростковом возрасте, которое в свою очередь влечет за собой негативные последствия, в результате которых появляются психические расстройства у детей. Девиантное поведение подростков в последнее время стало наблюдаться гораздо чаще, из-за этого молодые люди начинают увлекаться наркотиками, курением и алкоголем. Для того чтобы помочь подросткам избежать подобных ситуаций, необходимо проводить диагностики, а также приглашать их на психологические тренинги.

Для выявления проблем подростков и степени их склонности к девиантному поведению, были подобраны методики и проведены исследования с целью диагностики отклоняющегося поведения. Исследование было проведено в 6 этапов, где четко видно процент тревожности и склонности к девиантному поведению. Опыты проходили в средней школе №2, поселка Башмаково, Пензенской области.

1 этап – сбор информации о детях у классного руководителя и других учителей

Здесь нужно быть узнать такую информацию:

    О детях группы риска; Проводятся ли с учениками учебно-воспитательные работы; Есть конфликтные ситуации в классе и кто их зачинщики; Какие у них есть увлечения; Взаимоотношения; Участие в школьной жизни.

В классе, который был взят, обучается 21 ученик (13 мальчиков и 8 девочек). Здесь выявлен 1 отличник, 5 учащихся на достаточном уровне, 2 на среднем и 5 троечников. Несколько хорошистов занимают призовые места на олимпиадах районного уровня.

В ходе исследования замечено, что дети в основном дружелюбные, сплоченные, талантливые, активно участвуют в жизни школы. Причинами конфликтов может быть чрезмерная эмоциональность, отсутствие на уроках, непослушность.

Дети этого класса посещают различные спортивные секции. Они часто ездят на экскурсии в другие города Пензенской области. С ними постоянно работают психологи, потому трудностей с такими подростками не возникает.

2 этап – подбор методик исследования

Эмпирическое исследование было проведено в несколько стадий:

Изучение теоретических подходов. Подбор методик. Проведение испытаний. Обработка результатов.

В эксперименте поучаствовал 21 ученик (13 мальчиков и 8 девочек). Это ученики 6В класса, возраст которых от 12 до 13 лет. Для исследований было подобрано несколько методик:

• Диагностики типов поведения в конфликтной ситуации: разработка К. Томаса

Автор методики описывает 5 типичных форм поведения человека в момент конфликта. В опросе предоставлено 30 пар суждений. Ученик должен напротив каждого поставить отметку да или нет.

После эксперимента у ребенка определится один из 5 типов поведения:

Соперничество; Сотрудничество; Компромисс; Избегание конфликта; Приспособление.

• Методика диагностики шкал тревожности: разработка Кондаш

Данная методика позволяет определить для подростка источники тревоги или страхов. С ее помощью можно определить такие виды тревожности:

    Школьная; Межличностная; Самооценочная.

Здесь ученики должны прослушать 30 вопросов и на каждый из них поставить от 1 до 4 баллов, зависимо от того, какой уровень тревожности вызывает та или иная ситуация. Далее определяется максимальный уровень тревожности. Он составляет 120 баллов (это по 40 баллов от каждого вида тревожности):

Соответственно низкий уровень тревожности от 0 до 40 баллов; От 41 до 80 умеренный; От 81 до 120 высокий.

• Методика направленности на отметку: разработка Е. П. Ильина и Н. А. Курдюкова

Здесь подросткам предлагается ответить на 12 вопросов, где нужно поставить да или нет. С ее помощью определяется мотивация школьников.

• Модифицированный опросник для идентификации типов акцентуаций характера у подростков : разработка А. Е. Личко

Он включает в себя 143 утверждения, где нужно ответить да или нет. Неправильных вопросов не существует. После проведения анкетирования ведется подсчет баллов. После этого определяется тип акцентуации характера подростка.

Наименование шкал опросника:

1. Гипертимный тип – такие подростки отличаются хорошим, а иногда повышенным настроением. Они легко приспосабливаются в быстро меняющейся обстановке. Часто имеют хорошую самооценку, чрезвычайно гиперактивны.

2. Циклоидный тип – если выявлен этот тип, то у детей может ухудшаться работоспособность, теряться интерес, желание остаться некоторые время самому. У таких детей тяжело переживаются любые неудачи. Также могут возникать мысли о том, что они не нужны обществу, что, в свою очередь, может стать толчком к суициду.

3. Лабильный тип – часто происходят резкие перемены настроения (психологи называют такое явление биполярной депрессией). От этого настроения зависит общительность, работоспособность, режим сна. У таких детей большая потребность к сопереживанию. Почти все дети этого типа наделены эмоциональной лабильностью.

4. Астено-невротический тип – у таких подростков может развиваться неврастения. Это можно заметить по повышенной утомляемости и раздражительности. Также могут возникать аффективные вспышки.

5. Сенситивный тип. Детям с таким типом трудно даются разговоры с незнакомыми людьми (ведь они застенчивы), а со знакомыми они ведут спокойный разговор. У этих подростков сформирована адекватная (объективная) самооценка.

6. Тревожно-педантический тип – люди этого типа зачастую не уверены в себе, опасаются за свое будущее и будущее близких. Во взрослом возрасте могут снимать стресс с помощью алкоголя, в самооценке находят в себе сочетания разных типов, которые им не свойственны. Они чрезмерно педантичны, что серьезно раздражает окружающих.

7. Интровертированный тип – характеризуется замкнутостью человека в своем внутреннем мире. Обычно замечается хорошая самооценка. Замкнутость и сдержанность иногда помогают неплохо совмещаться с окружающими, ограничиваясь формальными контактами. Эти индивиды предпочитают неформальные формы поведения в обществе.

8. Возбудимый тип – характеризуется раздражением и злостью. Любовь проявляется в ревности, а власть в господстве над другими. Такие персонажи принимают обдуманные решения, а не спонтанные. Предпочитают жить реальной жизнью, а не фантазиями.

9. Демонстративный тип – проявляется в беспредельном эгоцентризме. Данные люди лживы и лицемерны. Самооценка никогда не бывает объективной.

10. Неустойчивый тип – нежелание работать и что-то делать полезное. В их голове только праздность и развлечение. Для них характерен ранний алкоголизм. Предпочитают лишь поверхностные контакты, а также избегают любых трудностей. Их внимание удерживается только в условиях строгой дисциплины.

• Методика диагностики агрессивности: разработка А. Басса и А. Дарки

Здесь предоставляется 75 вопросов, где нужно стандартно ответить да или нет. Благодаря этому тесту можно увидеть следующие особенности подростка:

    Чувство вины; Обидчивость; Раздражительность; Физическая агрессия; Словесная агрессия; Негативизм.

Также можно определить индекс общей агрессии.

3 этап – анализ данных исследования

Результаты проведения методики К. Томаса оказались следующими:

    Определена шкала соперничества – здесь замечено, что такие люди бескомпромиссны, в любой ситуации, где их оскорбляют, пытаются дать отпор. Когда им задают неудобные вопросы, часто теряют самообладание. У двоих человек по этой методике высокий результат, средние показатели у 5, низкие – у 14. Шкала сотрудничество – эти люди миролюбивые и терпеливы. Часто спокойно отвечают на неудобные вопросы; поздравляют в споре оппонента, если тот победил. Высокие результаты оказались у 10 человек, средние – у 7, низкие – у 4. Компромисс. У 10 высокие результаты, средние – у 9, низкие –у 2-х. Шкала избегание – эти люди избегают конфликтов, а также уходят от контактов с людьми, которые могут причинить им дискомфорт. Высокие результаты продемонстрировали 3 ученика, средние – 11, низкие 7. Шкала приспособление. Высокие – 10, средние – 5, низкие – 6.

Методика «Шкала тревожности» Кондаш

    В исследовании приняли участие 21 ученик (из них 13 мужского пола и 8 женского пола). По шкале школьная тревожность следующие данные: норма — 13, чрезмерно спокойная — 1, повышенная — 7. По шкале самооценочная тревожность следующие данные: норма — 13, чрез-мерно спокойная — 7, повышенная — 1. По шкале межличностная тревожность следующие данные: норма — 13, чрезмерно спокойная — 8, повышенная — 0. По шкале общая тревожность следующие данные: норма — 11, чрезмерно спокойная — 2, повышенная – 8, высокая – 0.

В этой группе подростков наблюдается нормальный уровень тревожности.

Методика направленность на отметку Е. П. Ильина и Н. А. Курдюковой

    Высокая оценка у 1 человека; Средняя – у 14; Низкая у 6.

Данные свидетельствуют о том, что показатели у большинства учеников уровень направленности в норме.

Методика «Склонность к отклоняющемуся поведению (СОП). А. Н. Орел

    Отсутствует склонность у 22%; Нормальная тенденция 65%; Высокая тенденция склонности к социальность желательности у 13%.

Это значит, что большинство детей готовы давать такие ответы, которые приемлемы для социума.

Склонность к преодолению норм и правил:

    Отсутствие 57%; Умеренная склонность 33%; Высокая склонность 10%.

Склонность к аддиктивному поведению:

    Отсутствует 76%; Средний показатель 19%; Высокий 5%.

Склонность к саморазрушающему поведению:

    Отсутствует 71%; Средняя 21%; Высокая 5%.

Склонность к агрессии:

    Отсутствует 57%; Средняя 29%; Высокая 14%.

Волевой контроль эмоций:

    Отсутствует 33%; Средний 57%; Высокий 10%.

Склонность к деликвентному поведению:

    Отсутствует 76%; Средняя 14%; Высокая 10%.

Модифицированный опросник для идентификации типов акцентуаций характера у подростков (Автор А. Е. Личко)

Здесь установлены следующие результаты:

Гипертимный, сенситивный, тревожно-педантичный, интровертованый, возбудимый и неустойчивый тип имеют по 1 ученику; Демонстративный тип – у 9 подростков; У 2-х наблюдается лабильно-демонстративный тип; Другие смешанные типы наблюдаются у остальных учеников. На каждый смешанный тип по 1 подростку.

Методика на агрессивность Басса-Дарки

Возьмем только высокие показатели, то есть количество детей, у которых повышенный 1 или несколько типов агрессивности.

Физическая агрессия – высокие показатели: 1 человек; Вербальная – 5; Косвенная – 3; Негативизм – 2; Раздражительность – 7; Подозрительность – 8; Обидчивость – 4; Чувство вины – 2; Индекс агрессии – 4; Индекс враждебности – 2.

4 этап – разработка коллективной работы с детьми подросткового возраста

Для этого необходимо составить конспекты. Составляем конспекты воспитательных уроков по таким темам:

Что такое «хорошо» и что такое «плохо»? Мои эмоции и чувства. Я в конфликтных ситуациях. Мои права и права других людей. Я в своих глазах и в глазах других людей. Мир вокруг меня. Заключительный урок.

5 этап – разработка индивидуального плана с подростками

В ходе исследования определено, что 4 ученика имеют отклоняющееся поведение.

Чтобы закрепить с учениками результаты и уменьшить проявление девиантного поведения, с каждым учеником нужно провести индивидуальную беседу, и попытаться узнать о том, что его беспокоит. Чем быстрее организатор эксперимента это узнает, тем быстрее можно будет избавиться от определенной проблемы.

6 этап – подведение итогов

Было проанализировано 21-ого подростка в школе поселка Башмаково, Пензенской области, среди которых было 13 мальчиков и 8 девочек (6В класса) в возрасте 12-13 лет. Исходя из данных исследования, можно сделать такие выводы:

Данные ребята бескомпромиссные. У большинства учеников уровень тревожности находится в норме. Только у 7-ми человек уровень тревожности выше нормальных значений. Только 4 ученика отклоняются от социальных норм поведения в обществе. Агрессия и негативизм преобладает у малого процента подростков. Больше всего у учеников проявляется вербальная агрессия, то есть они любят выражать свои эмоции криками и ругательствами.

Чтобы более подробно изучить причины девиантного поведения у подростков, можно провести исследования по описанным методикам в других школах.

Методики для выявления девиантного поведения подростков – Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения «ДАП-П» для учащихся общеобразовательных учреждений.

Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В» (СПб., ВМедА, кафедра психиатрии, НИЛ-7, 1999). Опросник ДАП-П направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного поведения. Опросник состоит из 3-х блоков: склонность к аддиктивному поведению, склонность к делинквентному поведению, склонность к суициду. Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к девиантному поведению. Ниже представлен список вопросов для школьников 14-17 лет.

Опросник содержит 47 вопросов (утверждений), на каждый из которых обследуемому предлагается выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов).

Сейчас вам будет предъявлено 47 вопросов, касающихся некоторых ваших индивидуальных психологических особенностей. Отвечая на них, вам нужно выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов). На каждый вопрос возможен только один вариант ответа.

Вводная инструкция закончена, у кого есть вопросы, поднимите руку – к вм подойдут и помогут. Если вопросов нет, приступайте к работе.

1. Люди, с которыми я пытаюсь находиться в дружеских отношениях, очень часто причиняют мне боль.

2. «За компанию» с товарищами я могу принять большое количество алкоголя.

3. Я считаю, что в некоторых ситуациях жизнь может потерять ценность для человека.

4. Я бываю излишне груб с окружающими.

5. Мои друзья рассказывали, что в некоторых ситуациях они испытывали необычные состояния: видели красочные и интересные видения, слышали странные звуки и др.

6. Среди моих друзей были такие, которые вели такой образ жизни, что мне приходилось скрывать свою дружбу от родителей.

7. Мне кажется, окружающие плохо понимают меня, не ценят и недолюбливают.

8. В последнее время я замечаю, что стал много курить. Это помогает мне отвлечься от проблем и хлопот.

9. Бывало, что по утрам у меня дрожали руки и голова просто «раскалывалась».

10. Я всегда стремился к дружбе с ребятами, которые были старше меня по возрасту.

11. Не могу заставить себя бросить курить, хотя знаю, что это вредно.

12. В состоянии агрессии я способен на многое.

13. Среди моих близких родственников (отец, мать, братья, сестры) были судимые лица.

14. Часто я испытывал чувство невесомости тела, отрешенности от окружающего мира, нереальности происходящего.

15. На подрастающее поколение влияет так много обстоятельств, что усилия родителей и педагогов по их воспитанию оказываются бесполезными.

16. Если кто-нибудь виноват в моих неприятностях, я найду способ отплатить ему тем же.

17. Приятели, с которыми я дружу, не нравятся моим родителям.

18. Я считаю, что можно оправдать людей, выбравших добровольную смерть.

19. Я привык считать, что «око за око, зуб за зуб».

20. Я всегда раз в неделю выпиваю.

21. Если кто-то причинил мне зло, я отплачу ему тем же.

22. Бывало, что я слышал голоса внутри моей головы, звучание собственных мыслей.

23. Смысл жизни не всегда бывает ясен, иногда его можно потерять.

24. У меня есть друзья, которые любят смотреть «мультики» после приема разных веществ.

25. В районе, где я проживаю, есть молодежные тусовки, которые активно враждуют между собой.

26. В последнее время, чтобы не сорваться, я вынужден принимать успокоительные средства.

27. Я пыталась освободиться от некоторых пагубных привычек.

28. Я не осуждаю людей, которые совершают попытки уйти из жизни.

29. Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

30. Мои родители и родственники высказывали опасения в связи с моими выпивками.

31.Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.

32. Выбор добровольной смерти человеком в обычной жизни, безусловно, может быть оправдан.

33. В нашей школе был принят «ритуал прописки» новичков, и я активно в нем участвовал.

34. В последнее время у меня подавленное состояние, будущее кажется мне безнадежным.

35. У меня были неприятности во время учебы в связи с употреблением алкоголя.

36. Мне неприятно вспоминать и говорить о некоторых случаях, которые были связаны с употреблением алкоголя.

37. Мои друзья умеют хорошо «расслабиться» и получить удовольствие.

38. Можно согласиться, с тем, что я не очень-то склонен выполнять многие законы, считаю их неразумными.

39. Среди моих близких друзей были такие, которые часто уходили из дома, бродяжничали и т. д.

40. Я считаю, что мой отец злоупотреблял (злоупотребляет) алкоголем.

41. Я люблю играть в азартные игры. Они дают возможность «встряхнуться», «поймать свой шанс».

42. Я понимаю людей, которые не хотят жить дальше, если их предают родные и близкие.

43. Я не осуждаю друзей, которые курят «травку».

44. Нет ничего предосудительного в том, что люди пытаются испытать на себе некоторые необычные состояния.

45. Мои близкие друзья частенько уклонялись от учебных занятий (воспитательных мероприятий), считаю их скучными, неинтересными.

46. В нашей семье были случаи добровольного ухода из жизни (или попытки ухода).

47.С некоторыми своими привычками я уже не смогу справиться.

После проведения тестирования все данные заносятся в протокол № 1. Сырые баллы переводятся в стены, получаем: 1 балл – низкая склонность (или отсутствие) к девиантному поведению. 2-4 балла – средняя (значительная предрасположенность). 5 баллов – высокая склонность к девиантному поведению.

1. Федосенко Е. В. Психологическое сопровождение подростков: система работы, диагностика. Тренинги. Монография. – СПб.: Речь, 2006.

В состоянии агрессии я способен на многое.

Cspsid-pechatniki. ru

09.05.2018 22:29:09

2019-10-09 08:00:37

Источники:

Https://cspsid-pechatniki. ru/raznoe/metodiki-dlya-vyyavleniya-deviantnogo-povedeniya-podrostkov-praktikum-po-psixodiagnostike-deviantnogo-povedeniya-u-trudnyx-podrostkov. html

Курсовая работа (теория): Особенности девиантного поведения подростков из семей с разными стилями воспитания » /> » /> .keyword { color: red; } Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения

Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения

Глава 1. Особенности девиантного поведения у подростков, воспитывающихся в семьях с разными стилями семейного воспитания

.1 Психологические характеристики девиантного поведения

.2 Особенности стилей семейного воспитания

Глава 2. Изучение взаимосвязи стилей семейного воспитания и склонности подростков к девиантному поведению

.1 Организация и методы исследования

.2 Изучение склонности подростков к девиантному поведению

.3 Изучение стилей семейного воспитания

.4 Выявление взаимосвязи между девиантным поведением подростков и стилями семейного воспитания

Актуальность выбранной темы заключается в том, что при воспитании подростка родителями зачастую не учитываются истинные потребности ребёнка. Стили семейного воспитания существенно влияют на склонность и возникновение у подростков в условиях эмоциональной депривации девиантного поведения. Девиантное поведения подростков, прежде всего, связано с патогенными условиями семьи и неконструктивными воспитательными подходами, представляющими собой практически хронические депривирующие условия.

Родители подростков сформировались в условиях социализма и несут в своих воспитательных требованиях те ценности, которые были усвоены ими в прошлом. При этом, повседневная жизнь, в которой уже господствуют иные моральные, правовые регуляторы, требует от подростков усвоения новых ценностных ориентации, установок, которые позволят эффективнее адаптироваться к изменившимся социально-экономическим условиям. В итоге возникает раздвоение в ценностной системе воспитания подрастающего поколения, которое может послужить причиной формирования девиантного поведения.

Проблема девиантного поведения широко освещена в зарубежной и отечественной социологической литературе, но важно отметить, что его конкретный аспект — подростковая девиация — изучен в меньшей степени. Девиантное поведение в подростковом возрасте представляет собой сложное явление, поэтому изучение этой проблемы имеет междисциплинарный и разноплановый характер.

Исследованию девиаций посвящены философско-методологические теории зарубежных ученых: антропоцентрические теории П. Келли, Э. Кречмера, Ч. Ломброзо, У. Шелдона; психоаналитические теории 3. Фрейда, К. Юнга, Э. Эриксона; теории аномии Э. Дюркгейма, Р. Мертона; культурологические теории А. Миллера, Э. Сатерленда; теория социального научения А. Бандуры; теория стигматизации Г. Беккера; конфликтологическая теория О. Тура; синтезированный подход Н. Смелзера; социально-психологический подход С. Линга, Р. Харре.

Методологические основы изучения девиантного поведения представлены и в отечественных теориях: девиантологии B. C. Афанасьева, Я. И. Гилинского, Б. М. Левина, М. Е. Поздняковой; современной социологии права В. П. Казимирчука, В. Н. Кудрявцева, Ю. В. Кудрявцева.

Значительный вклад в изучение девиантного поведения подростков внесли работы авторов, исследующих отдельные аспекты этого явления.

Проблеме проявления девиантных форм поведения у подростков, вызванных неблагоприятным положением ребенка в системе внутрисемейных отношений, посвящены работы В. Г. Бочаровой, Ю. Р. Вишневского, И. А. Горьковой, Г. А. Гурко, И. А. Двойменного, А. Н. Елизарова, Е. Н. Заборовой, В. А. Лелекова, А. В. Меренкова, В. Д. Москаленко, Г. П. Орлова, Б. С. Павлова, В. Г. Попова, ЯЛ. Рыбцовой, ЛЛ. Рубиной, В. В. Солодовникова, В. Т. Шапко.

В последние годы особое внимание специалистов разных дисциплин, обращено на возникновение чувства одиночества у детей, которое проявляется в условиях психической эмоциональной депривации. Обзор публикаций по этому вопросу свидетельствуют о том, что именно ситуации отсутствия любви, привязанности и тёплых эмоциональных контактов ведут к возникновению чувства одиночества у подростков (Ю. Е Сосновикова, В. А. Ганзен, Л. В. Куликов, Е. Г. Алексеенкова, Г. Г. Буторин).

Проблема исследования: каковы особенности девиантного поведения у подростков, воспитывающихся в семьях с разными стилями семейного воспитания?

Цель исследования: изучение взаимосвязи стилей семейного воспитания и особенностей возникновение девиантного поведения у подростков.

Объект исследования: девиантное поведение подростков

Предмет исследования: особенности девиантного поведения у подростков в семьях с различными стилями воспитания

Основной гипотезой нашего исследования является предположение о том, что формирование девиантного поведения у подростков взаимосвязано со стилями семейного воспитания.

В процессе исследования нами были решены следующие задачи:

Определить содержание понятий «девиантное поведение», «стили воспитания» в структуре детско — родительских отношений;

Выявить внутрисемейные условия, влияющие на возникновение девиантного поведения у подростков;

Изучить стили воспитания, влияющие на возникновение девиантного поведения у подростков в условиях эмоциональной депривации;

Изучить особенности проявления девиантного поведения у подростков, воспитывающихся в семьях с разными стилями семейного воспитания;

Исследовать связь между девиантным поведением подростков и стилями семейного воспитания.

Для проведения исследования были использованы следующие методы: организационные: теоретический анализ литературы; эмпирические: психодиагностический метод.

Конкретными диагностическими методиками выступили следующие: опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (ADOR — сокращенно подростки о родителях) и опросник «Диагностический опросник для выявлдения склонности к различным формам девиантного поведения» (ДАП-П).

Исследование проводилось на базе МБОУ средней общеобразовательной школы №16 г. Белгорода. Выборку составили 35 человек, учащиеся 6 — 8 классов.

Глава 1. Особенности девиантного поведения у подростков, воспитывающихся в семьях с разными стилями семейного воспитания

1.1 Психологические характеристики девиантного поведения

Проблема девиантного поведения — это проблема гармонии личности и общества, проблема согласованности процессов их развития и функционирования.

Сложность этих двух феноменов закономерно привела к появлению большого спектра теорий, объясняющих явление девиации. Большинство из них стремятся объяснить девиацию комплексно, с учетом как общественно, так и личностно значимых факторов. В то же время, в ряде теорий наблюдается явное доминирование одного из этих факторов.

Анализ зарубежной и отечественной литературы позволяет нам выделить биологический, психологический и социологический подходы к исследованию девиантного поведения. Биологический подход включает в себя концепцию антропологического детерминизма, теорию конституционных типов, эндокринную и хромосомную теории. Психологический подход представлен в психоаналитической теории, в индивидуальной психологии А. Адлера, в гуманистической теории, в эмпирическом подходе, в теории клинической криминологии и в теории «гедонистического риска». Социологический подход представляет особый интерес, в него входят такие теории, как теория аномии, культурная теория, теория социального научения, теория стигматизации, конфликтологическая теория[1].

Фундамент биоогической теории преступности составляет так называемая уголовно — антропологическая теория или как ее еще называют «теория преступного атавизма». Яркими представителями этого направления являются Ч. Ломброзо, П. Келли, Э. Кречмер, У. Шелдон. Девиантное поведение, по мнению этих ученых, предопределяется анатомическими, конституциональными, атавистическими особенностями человека.

Согласно концепции антропологического детерминизма, преступление есть биологическое явление, подобное рождению, смерти и другим неизбежным явлениям и процессам. Поэтому причины преступного поведения Ч. Ломброзо искал в самой природе человека, а преступление, по его мнению, есть проявление особых свойств человеческой природы. Ими обладает не каждый человек, а только люди «преступного» типа, т. к. особенности строения черепа преступников совпадают с особенностями строения черепа первобытных людей. Из этого следовало, что преступники находятся на ранней стадии эволюции и они подобны первобытным людям, следовательно, что «преступниками рождаются, а не становятся»[16].

В конце XIX века были проведены тщательные обследования преступников, в том числе и в России, которые не подтвердили выводов Ч. Ломброзо. Так, патологоанатом Д. Н. Зернов на основании специально проведенных проверочных исследований пришел к убеждению, что прирожденного преступника не существует. Д. Н. Зернов отмечал, что «среди преступников встречаются люди с признаками дегенерации точно так же, как среди непреступных людей. Численность их, по всей вероятности, одинакова как среди преступников, так и не преступников, поэтому и средние числа получаются одинаковые»[13].

Другим ярким представителем биологического подхода является немецкий психиатр Э. Кречмер. В основе его теории лежит понятие о различии в конституционном строении тела человека. По мнению ученого, люди разной физической конституции отличаются и различным психологическим складом. Различному сочетанию этих свойств соответствуют и разные типы поведения. Определенные варианты такого сочетания дают нам типы преступного поведения[12].

Теория конституционного предрасположения к преступности нашла своих последователей среди таких ученых как У. Шелдон, супруги Глюк.

Согласно теории У. Шелдона, поведение людей обусловлено особенностями их телосложения, а мезоморфы (отличающиеся силой и стройностью) наиболее предрасположены к девиантному поведению.

По теории известного британского нейрохирурга П. Келли, мозг реагирует на различные действия не так, как все остальные органы. Именно мозг провоцирует человека на саморазрушение, именно он поощряет самые дурные реакции. При этом, чем более развит мозг, тем больше развит инстинкт самоуничтожения данного индивидуума[27].

В XX столетии по мере накопления научных знаний о человеке появляются новые теории, объясняющие преступное поведение деятельностью желез внутренней секреции (эндокринная теория); аномальным набором хромосом у лиц, совершающих насильственные преступления (хромосомная теория). Например, исследования на животных показали, что у агрессивных обезьян уровень одного из гормонов — серотонина ниже, чем у пассивных. Оказалось, что и у людей, совершающих преднамеренные насильственные преступления, тоже наблюдался недостаток этого гормона.

В настоящее время ученые доказали, что агрессивность, как характерологическая черта, связана с повышенным содержанием в организме человека полового гормона — тестостерона. Однако в организме есть и вещества, снижающие уровень агрессивности, — эндорфины. Более того, экспериментальным путем была обоснована зависимость действия гормонов от конкретной ситуации. Кроме того, исследователи едины в том, что девиантное поведение — прерогатива молодых. Чем старше человек, тем консервативнее стиль его поведения. Это обусловливается биологическими причинами — физиологическими изменениями в организме, особенностями возрастной психологии. На интенсивность девиантного поведения влияет и уровень пассионарности личности как энергетической характеристики, которая закладывается генетически.

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что, несомненно, генетический фактор оказывает влияние на поведение человека, однако генетического воздействия недостаточно, чтобы предопределить тот или иной тип поведения. Биологическим путем могут наследоваться лишь отдельные предпосылки девиантного поведения, такие, как тип темперамента, половозрастные характеристики, другие биопсихологические особенности, включая аномалии. Во взаимодействии с внешней средой, общественным окружением они обуславливают человеческое поведение и при определенных обстоятельствах могут стать одной из предпосылок преступности. Таким образом, на сегодняшний день биологические теории не отвергаются, но признается их ограниченность в формировании девиантного поведения.

Психологический подход. Личность выступает центральным понятием психологического подхода. Психологический подход наиболее ярко представлен в трудах таких ученых как И. Ю. Борисов, 3. Фрейд, К. Г. Юнг, Э. Эриксон.

Согласно Фрейду, преступление есть внешнее проявление глубинных подсознательных психических процессов (инстинктов), данных человеку от рождения. Среди них инстинкты разрушения и насилия, сексуального влечения, страха смерти, жестокости и агрессивности. Подсознательное стремление к удовлетворению указанных инстинктов и наклонностей сталкивается с правовыми, моральными, социальными ограничениями и запретами. Однако когда активность сознания ослабевает, эти «затаившиеся» инстинкты и влечения прорываются наружу и зачастую в виде преступлений[29].

Психоаналитическая теория предполагает, что дисбаланс в личности, вызванный травмой в раннем детстве, может дать «поврежденную личность» во взрослом возрасте. Например, если пренебрегающие воспитанием родители не разовьют «Суперэго» ребенка соответствующим образом, «Оно» может стать доминирующей силой личности. Позже подростку может не хватать сострадания к другим, восприимчивости к их проблемам, он может страдать неумением контролировать чувства, может действовать агрессивно и импульсивно или проявлять другие психотические симптомы. В результате преступное поведение может стать выходом для агрессивных и антисоциальных чувств. Таким образом, для объяснения девиантного поведения фрейдистская мысль концентрируется на травмах ранних ступеней развития и появляющемся в результате этого дисбалансе в личности.

Некоторые современные психоаналитики использовали модель Фрейда для того, чтобы объяснить начало антисоциального поведения. Эрик Эриксон считал, что многие подростки испытывают жизненный кризис, в ходе которого они слишком импульсивны и не уверены в себе и своей цели. Чтобы разрешить этот кризис, большинство подростков стремятся обрести чувство «Я», понимание того, кто они и за что выступают. Однако некоторые из них в этот момент испытывают ролевую диффузию (чувство неуверенности, делающее их восприимчивым к негативным предложениям). Столкновение между «Я» и ролевой диффузией подталкивается кризисом идентичности, — периодом внутреннего беспорядка, в течение которого подростки оценивают свои внутренние ценности и принимают решение относительно ролей в жизни. Д. Боулби, Г. Салливан, К. Хорни видят причины отклонений в дефиците эмоционального контакта, теплого общения ребенка с матерью в первые годы жизни.

Несколько иное представление об отклонениях можно найти в «индивидуальной психологии» А. Адлера. Согласно его взглядам, человек появляется на свет с двумя базовыми чувствами — стремлениями:

Чувством неполноценности и стремлением к совершенству как компенсации этого чувства;

Социальным чувством общности и стремлением к установлению значимых социальных отношений.

Развитие социально-значимых способностей, или, как говорил А. Адлер, «компенсация на полезной стороне жизни», ведет к формированию чувства собственной ценности, что предполагает доминирование чувства общности над индивидуалистическим стремлением к превосходству. В случае «компенсации на бесполезной стороне жизни» чувство неполноценности трансформируется в комплекс неполноценности, составляющий основу невроза, либо в оборотную сторону этого комплекса — «комплекс превосходства». А. Адлер корни отклонений видит не столько в самих комплексах, сколько в неспособности индивида установить адекватный контакт с окружающей средой [1].

В качестве важнейшего фактора формирования личности А. Адлер выделяет структуру семьи. Различное положение ребенка в этой структуре и соответствующий тип воспитания оказывают значительное, а часто и решающее влияние на возникновение отклонений.

В гуманистической теории отклонения в поведении рассматриваются как следствие потери ребенком согласия со своими собственными чувствами и невозможность найти смысл и самореализацию в сложившихся условиях воспитания. Представители этого направления видят возможную коррекцию отклонений в создании специфического для данного подхода контакта учителя с ребенком, позволяющего в теплой и доверительной атмосфере по-новому ввести ребенка в учебные ситуации, без традиционной дидактической дивергенции позиций и игнорирования интересов ребенка.

В последние два десятилетия в западной психологии широкое распространение получил так называемый эмпирический подход к определению и диагностике отклонений. Сущность этого подхода заключается в чисто эмпирической, феноменологической классификации, где каждый поведенческий различимый устойчивый симптомокомплекс получает свое название (аутизм, депрессия и т. д.). Этот подход является попыткой сблизить психиатрию и психологию, и поэтому использует для описания типов отклонений понятие синдрома как некоторого устойчивого образования в структуре личности. В качестве примера типичной классификации различных форм отклонений в поведении и развитии рассмотрим схему, приведенную в работе Халагана и Кауфман. Путем факторного анализа описания всех элементов поведения были выделены 4 типа аномалий (синдромов):

Границы «нормального» поведения столь же относительны, как и границы здоровья или «нормального» характера. Норму определяют как идеал, условное обозначение объективно существующего явления, среднестатистический показатель, максимальный вариант, «равновесие» со средой, функциональный оптимизм и т. д. Однако общепризнанного определения нормы на сегодняшний день нет, что мало помогает определению девиантности. Вот некоторые из них:

Нормы социальные (от лат. norma — руководящее начало, правило, образец) — средства социальной регуляции поведения индивидов и групп;

Нормы социальные — совокупность требований и ожиданий, которые предъявляет социальная общность (группа, организация, класс, общество) к своим членам с целью осуществления деятельности (поведения) установленного образца (типа);

Социальная норма — обусловленный социальной практикой социокультурный инструмент регулирования отношений в конкретно-исторических условиях жизни общества.

Таким образом, в регулировании сознания и поведения людей — суть социальных норм. Социальные нормы являются важным звеном механизма социального управления, регуляции и предупреждении поведения человека, стимулирования его творческой и социальной активности, однако неопределенность данного понятия и ярко выраженная социально-групповая зависимость затрудняют его использование в решении проблем девиантности.

Обычно различают девиантное поведение в широком и узком смысле. В широком смысле — это поведение любого человека, сбившегося или отклоняющегося от социальной нормы. В узком понимании под девиантным поведением подразумевают такие отклонения, которые не влекут за собой уголовного наказания, иначе говоря, не являются противоречиями.

Кроме того различают первичную и вторичную девиацию (Бахрушин С. В.). Первичная девиация — это собственно ненормативное поведение, имею-щее различные причины («бунт» индивида, стремление к самореализации, которая почему-либо не осуществляется в рамках «нормативного» поведения и т. д.). Вторичная девиация — это подтверждение (вольное или невольное) того ярлыка, которым общество отметило ранее имевшее место поведения.

Я. И. Гилинский первым обратил внимание на созидательный, позитивный характер девиации. «Девиация является всеобщей формой, механизмом, способом изменчивости, а, следовательно, и жизнедеятельности, развития каждой системы». Такая точка зрения близка синергетике, некоторым теориям творчества. Личность в своем поведении, по отношению к социуму, как пишет З. И. Васильева, может находиться в четырех сферах: нормативное поведение, социально-психологическая адаптация, отклоняющееся девиантное поведение, противоправное поведение.

Поведение людей является девиантным, если их поступки или действия не соответствуют официально установленным или фактически сложившемся в данном обществе нормам и правилам.

1.2 Особенности стилей семейного воспитания

Семья — малая социальная группа, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т. е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, проживающими

Вместе и ведущими совместное хозяйство[9] .

Для человека семья — главный и основной компонент среды, в котором он живёт первую четверть своей жизни и который он пытается построить всю оставшуюся жизнь[32].

Семейное воспитание — это целенаправленные, сознательные воспитательные воздействия, осуществляемые родителями с целью формирования определенных качеств, умений[32].

Родительство является главной функцией семьи, стили воспитания разнообразны: от авторитарного до изнеживающего[32].

Понятие «родительское отношение» имеет наиболее общий характер и указывает на взаимную связь и взаимозависимость родителя и ребенка. Родительское отношение включает в себя субъективно-оценочное, сознательно-избирательное представление о ребенке, которое определяет особенности родительского восприятия, способ общения с ребенком, характер приемов воздействия на него. Как правило, в структуре родительского отношения выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий компоненты[5].

Родительский стиль воспитания — это обобщенные, характерные, ситуационно неспецифические способы общения данного родителя с данным ребенком, это образ действий по отношению к ребенку.

Чаще всего в психолого-педагогических исследованиях для определения, анализа родительского отношения используются два критерия: степень эмоциональной близости, теплоты родителей к ребенку (любовь, принятие, тепло или эмоциональное отвержение, холодность) и степень контроля за его поведением (высокая — с большим количеством ограничений, запрещений; низкая — с минимальными запретительными тенденциями). Исходя из этих критериев, Д. Баумринд выделила четыре типа воспитания: авторитетный, авторитарный, либеральный и индифферентный (см. рис.1) [9].

Наиболее активно проблема связи стилей воспитания, нарушений родительского отношения и отклонений в психическом развитии и даже здоровье детей исследуется с клинико-психологических позиций. Таким образом, А. И. Захаровым был определен ряд параметров воспитательного процесса.

. Интенсивность эмоционального контакта родителей по отношению к детям: гиперопека, опека, принятие, непринятие.

. Параметр контроля: разрешительный, допускающий, ситуативный, ограничительный.

. Аффективная устойчивость — неустойчивость.

Е. Шафер выдвинул предположение о том, что воспитательное воздействие родителей, так, как это описывают дети, можно охарактеризовать при помощи трех факторных переменных: принятие — эмоциональное отвержение, психологический контроль — психологическая автономия, скрытый контроль — открытый контроль. При этом принятие здесь подразумевает, безусловно, положительное отношение к ребенку, вне зависимости от исходных ожиданий родителей. Эмоциональное же отвержение рассматривается как отрицательное отношение к ребенку, отсутствие к нему любви и уважения, а порою и просто враждебность. Понятие психологического контроля обозначает как определенное давление и преднамеренное руководство детьми, так и степень последовательности в осуществлении воспитательных принципов. На этой основе им было выделено 5 стилей семенного воспитания, присущих в первую очередь оценкам подростками своих родителей.

. Позитивный интерес. Основан на психологическом принятии матери и отцом своих детей, основанном на доверии. Подростки часто испытывают необходимость в помощи и поддержке матери, в большинстве случаев принимают ее мнение, склонны соглашаться с ней. Позитивный интерес в отношениях отца с сыном рассматривается как отсутствие грубой силы, стремления к нераздельной власти в общении с ним. Подростки говорят о позитивном интересе в случаях, когда отцы стремятся достигнуть их расположения и почитания отцовского авторитета, не прибегая к декларациям.

. Директивность. Директивность матери по отношению к детям подростки видят в навязывании им чувства вины по отношению к ней, ее декларациям о том, что она полностью берет на себя ответственность за все, что делает и будет делать ребенок. Отмечается жесткий контроль со стороны матери, тенденция к легкому применению своей власти, основанной на амбициях. Директивность отца проявляет в форме тенденции к лидерству путем завоевания авторитета, основанного на фактических достижениях и доминантном стиле общения. Его власть над подростком выражается главным образом в управлении и своевременной коррекции поведения ребенка, исключая амбициозную деспотичность.

. Враждебность, проявляющаяся у матери в отношениях с подростком, характеризуется ее агрессивностью и чрезмерной строгостью в межличностных отношениях. Ориентировка матери исключительно на себя, се самолюбие. Ребенок воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость. Отцы, придерживающиеся данного стиля воспитания, всегда соглашаются с общепринятым мнением, слишком придерживаются конвенций, стремятся удовлетворить требования других быть «хорошим» отцом и поддерживать положительные отношения. Воспитывая, они пытаются вымуштровать своего ребенка в соответствии с принятым в данном обществе и в данной культуре представлением о том, каким должен быть идеальный ребенок.

. Автономность матери в отношениях с подростком понимается им как диктат, полное упоение властью, некоторая маниакальность в этом отношении, не признающая никаких вариаций. Мать при этом не воспринимает ребенка как личность, со своими чувствами, мыслями, представлениями и побуждениями. Возможен также вариант, когда отрицаются какие-либо формы заботы и опеки. Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные. Автономность отца в отношениях с сыном проявляется в формальном отношении к воспитанию, в излишней беспристрастности в процессе общения. Взаимодействие основывается на позициях силы и деспотичности. Отец «замечает» ребенка только в случаях, когда тот что-нибудь натворил, причем даже на разбор случившегося, как правило, «не хватает времени».

. Непоследовательность проводимой матерью линии воспитания оценивается подростком как некое чередование (в зависимости от степени информативной значимости) таких психологических тенденций, как господство силы и амбиций и покорность (в адаптивных формах), деликатность и сверхальтруизм и недоверчивая подозрительность, Отец чаще всего проявляет непредсказуемость в проявлении воспитательных мер[14].

Определить тип воспитательного процесса помогают характерные особенности каждого из них:

) уровень протекции — мера занятости родителей воспитанием, оценка того, сколько сил, времени, внимания уделяют родители ребенку;

)полнота удовлетворения потребностей (материально-бытовых и духовных);

)степень предъявления требований — количество и качество обязанностей ребенка;

)степень запретов — мера самостоятельности ребенка, возможность самому выбирать способ поведения;

)строгость санкций — приверженность родителей к наказаниям как приему воспитания;

) устойчивость стиля воспитания — выраженность колебаний, резкости смены приемов воспитания [31].

По данным характеристикам можно выявить типы дисгармоничного воспитания, которому свойственны: недостаточный уровень эмоционального принятия ребёнка; высокий уровень противоречивости, непоследовательности в отношениях родителей с детьми; ограничительство в различных сферах жизнедеятельности детей; неадекватность требований и санкций, неконструктивный характер контроля, недостаточность или чрезмерность удовлетворения потребностей ребенка. Наиболее распространенными типами дисгармоничного воспитания являются:

Гипопротекция (чистая, скрытая, потворствующая, перфекционизм, компенсаторная гипоопека), гиперпротекция (потворствующая, доминируюшая, компенсаторная гиперопека), воспитание по типу повышенной моральной ответственности, гиперсоциализирующее воспитание, жестокое обращение с ребенком, воспитание в культе болезни, воспитание вне семьи.

. Гипопротекция — это недостаток заботы, внимания, опеки, контроля, интереса к ребенку и низкий уровень удовлетворения его потребностей. В основе этого часто лежит явное или скрытое отвержение ребенка. Описаны несколько подтипов гипопротекции. Чистая гипопротекция отличается неудовлетворением базовых (витальных) потребностей ребенка и полным отсутствием контроля, может граничить с безнадзорностью. Скрытая гипопротекция определяется низким уровнем опеки при формальной заботе о ребенке. Потворствующая гипопротекция характеризуется низким уровнем принятия ребенка на фоне потворствования и вседозволенности. Родители стремятся удовлетворить любые желания ребенка, но избегают общения с ним, откупаясь материальными благами и подарками. Компенсаторная гипоопека заключается в том, что ребёнок постоянно в центре внимания, высок уровень тревожности родителей в связи со здоровьем ребёнка или страх, что с ребёнком что — то произойдёт. В её основе лежит гипоопека (нет подлинной заинтересованности, есть элементы эмоционального отвержения).

. Гиперпротекция — чрезмерная родительская забота, завышенный уровень протекции. Основой ее может стать как любовь к ребенку, так и амбивалентное к нему отношение. В некоторых случаях гиперпротекция сочетается с эмоциональным отвержением ребёнка. Выделены подтипы гиперпротекции. Потворствующая гиперпротекция — это воспитание по типу кумира семьи, безусловное эмоциональное принятие ребенка. Удовлетворение любых потребностей ребенка чрезмерно, требования, запреты, контроль и санкции отсутствуют. Доминирующая гиперпротекция предполагает авторитарное отношение к ребенку, чрезмерность требований, стремление контролировать его чувства и мысли. В основе этого может лежать как эмоциональное принятие ребенка, так и его отвержение или амбивалентное отношение. Компенсаторная гиперопека, по сути, может быть приравнена к гипоопеке. Родитель оберегает ребенка от воспитательных воздействий со стороны социального окружения, стремится компенсировать недостаток любви излишком подарков и материальных ценностей.

Воспитание по типу повышенной моральной ответственности — завышенность требований, предъявляемых к ребенку, их несоответствие его возрасту и индивидуальным особенностям. Этот разрыв может быть благоприятен для личностного развития, но при отсутствии содержательной помощи со стороны родителей и в сочетании с жесткими санкциями такой тип воспитании становится причиной невротизации.

Гиперсоциализирующее воспитание выражается и тревожно-мнительной концентрация родителя на социальном статусе ребенка, его успехах и достижениях, отношении к нему сверстников и месте, занимаемом в группе, на состоянии здоровья ребенка без учета его реальных психофизических особенностей и возможностей.

Жестокое обращение с ребёнком характеризуется применением родителем самого широкого спектра наказаний (начиная от жестоких физических наказаний и заканчивая эмоциональным отвержением ребёнка) при практически полном отсутствии поощрений, несоразмерностью проступка ребёнка и тяжести наказания, импульсивной враждебностью родителя.

Воспитание в культе болезни представляет собой специфический тип дисгармоничного семейного воспитания, характеризующийся навязыванием ребёнку роли « больного члена семьи». Отношение к ребенку как к больному, слабому, беспомощному ведет к осознанию им своей исключительности, развитию пассивности, слабости, вседозволенности, к трудностям волевого поведения, эгоизму и демонстративности.

Воспитание вне семьи — это воспитание в детских учреждениях (домах ребенка, детских домах, интернатах), а также у дальних родственников. К последствиям такого воспитания относятся расстройства эмоциональной сферы (страхи, тревожность, депрессия, трудности эмпатии), нарушения личностного и умственного развития, высокая агрессивность, жестокость и формирование девиантного (отклоняющегося от нормы) и делинквентного (выходящего за пределы правовых норм) поведения[9].

Для подросткового возраста характерны конфликты во взаимодействии со взрослыми и процесс отделения от семьи. Л. С. Выготский видит причину конфликтов в этом возрасте в том, что данный период развития является критическим и характеризуются трудновоспитуемостью. Внутренняя жизнь ребенка насыщена болезненными и мучительными переживаниями, внутренними конфликтами, которые порождают внешние конфликты с окружающими, в том числе и с родителями[30].

Особенностью подростков является также стремление к эмоциональной близости, поддержке и защите со стороны родителей, сниженная способность к самостоятельному поведению, часто вытекающее в психологическую зависимость от родителей. Одной из причин такой зависимости является чрезмерное опекающее или авторитарное поведение родителей. Эмпирическое исследование О. П. Макушиной показывает, что такой родительский стиль приводит к созданию умственной репрезентации себя как бессильного и неэффективного наряду с репрезентацией других людей как сильных и могущественных, вызывает страх негативного оценивания и приводит к поведению, нацеленному на поиски помощи, защиты и опеки[17].

Рассмотрев несколько точек зрения на особенности взаимоотношений подростков и родителей, можно сделать вывод о том, что для данного возрастного периода характерны зависимость от родителей, стремление к эмоциональной близости и конфликты во взаимодействии с ними. Конфликты во взаимоотношениях с родителями являются особенностью критического периода и, как правило, неизбежны. Стремление к эмоциональной близости, необходимость в помощи и поддержке со стороны родителей порождает чаще всего стиль воспитания, основанный на позитивном интересе.

Глава 2. Изучение взаимосвязи стилей семейного воспитания и склонности подростков к девиантному поведению

2.1 Организация и методы исследования

Исследование проводилось в три этапа: подготовительный, организационно-исполнительный и заключительный (интерпретация результатов исследования).

На подготовительном этапе проводился теоретический анализ специальной литературы по теме исследования, формулировалась цель, определялись гипотеза, предмет и задачи исследования; подбирались методы исследования.

Целью исследования является изучение взаимодействия стилей семейного воспитания и склонности подростков к девиантному поведению.

Задачи: — Проведение диагностического исследования, направленное на раскрытие склонности к девиантному поведению и стилей семейного воспитания; — Выявление связи стилей семейного воспитания и склонности к девиантному поведению подростков.

Экспериментальная база исследования — МБОУ СОШ № 16 города Белгорода. В исследовании приняли участие ученики 6 — 8 классов, численность исследуемой группы составила 35 человек.

Задачу диагностики стилей семейного воспитания решила методика «Поведение родителей и отношение подростков к ним» (только оценка воспитательной практики матери — ПОР_м, приложение 1), направленная на изучение установок, поведения и стилей воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте. Основой данного опросника служит методика, которую создал Шафер в 1965 г., в России адаптирован сотрудниками лаборатории клинической психологии Института им. Бехтерева Вассерманом Л. И, Горьковой И А., Ромициной Е. Е. и стал активно использоваться под названием ADOR («Подростки о родителях»). В ходе международного научного сотрудничества лаборатории клинической психологии Института им. В. М. Бехтерева с Институтом психодиагностики (Братислава, Словакия) эта методика была апробирована на подростках 13-18 лет в России, как это предусмотрено авторами модификации.

Эта методика базируется на положении Шафера о том, что воспитательное воздействие родителей (так, как это описывают дети) можно охарактеризовать при помощи трех факторных переменных: принятие-эмоциональное отвержение; психологический контроль-психологическая автономия; скрытый контроль-открытый контроль. При этом принятие здесь подразумевает безусловно положительное отношение к ребенку вне зависимости от исходных ожиданий родителей. Эмоциональное же отвержение рассматривается как отрицательное отношение к ребенку, отсутствие к нему любви и уважения, а порою и просто враждебность. Понятие психологического контроля обозначает как определенное давление и преднамеренное руководство детьми, так и степень последовательности в осуществлении воспитательных принципов. Методика включает два варианта: оценка воспитательной практики матери (ПоР_м) и оценка воспитательной практики отца (ПоР_о).

Опросник включает в себя пять шкал, которые отражают важные аспекты родительского воспитания: позитивный интерес, директивность, враждебность, автономность, непоследовательность.

Задачу диагностики склонности к девиантному поведению подростков решила методика «Диагностический опросник для выявления склонности к различным формам девиантного поведения» для школьников 14-17 лет (ДАП-П, приложение 2). Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В» (СПб., ВМедА, кафедра психиатрии, НИЛ-7, 1999). Опросник ДАП-П направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного поведения. Опросник состоит из 3-х блоков: склонность к аддиктивному поведению, склонность к делинквентному поведению, склонность к суициду. Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к девиантному поведению.

Опросник содержит 48 вопросов (утверждений), на каждый из которых обследуемому предлагается выбрать один из 4 вариантов ответа: «совершенно верно» (3 балла), «верно» (2 балла), «пожалуй, так» (1 балл), «нет, это совсем не так» (0 баллов). После проведения тестирования все данные заносятся в протокол. Сырые баллы переводятся в стены, получаем: показатели, соответствующие 1-2 стенам говорят о высокой склонности к девиантному поведению; 3-7 стены — средняя (значительная предрасположенность). 9-10 стены — низкая склонность (или отсутствие) к девиантному поведению.

Итак, обратимся к анализу полученных эмпирических данных.

2.2 Выявления подростков с девиантным поведением

После проведения методики ДАП-П мы выделили три группы среди всей выборки учащихся: первая группа с высокой склонностью к девиантному поведению, вторая со средней склонностью к девиантному поведению и третья с низкой склонностью к девиантному поведению, и получили следующие результаты тестирования, представленные в виде процентной обработки данных (рис.2). Все результаты проведения методики в приложении 4.

Рис. 2. Уровень девиантного поведения обследованных подростков

Шкалы: 1. группа с высокой склонностью к девиантному поведению; 2. группа со средней склонностью к девиантному поведению; 3. группа с низкой склонностью к девиантному поведению.

При обработке результатов тестирования мы выявили, что в данной выборке преобладает средняя склонность к девиантному поведению, в эту группу вошли 51% всей выборки. Это может свидетельствовать о том, что испытуемым данной группы характерно отклоняющееся поведение, которое возникает периодически. Далее идёт высокая склонность к девиантному поведению, которая наблюдается в группе у 40% подростков, это говорит нам о том, что такие дети испытывают часто склонны к аддиктивному поведению. Третью группу составляют всего 9% подростков. У них склонность к девиантному поведению является достаточно низкой, можно предположить, что у этих детей на отмечается отклоняющееся поведение или отмечается крайне редко.

2.3 Изучение стилей семейного воспитания

При помощи методики ПОР_м нами были рассмотрены следующие стили семейного воспитания, которые отражены в шкалах: позитивный интерес (POS), директивность (DIR), враждебность (HOS), автономность (AUT), непоследовательность (NED).

В данном исследовании был производён анализ результатов по сырым баллам, так как они имеют больше преимуществ перед стандартизированными баллами в силу немногочисленности исследуемой нами выборки и являются более чувствительными.

Анализируя полученные результаты по диаграмме (Рис.3), можно заметить, что во взаимоотношениях матерей со своими детьми преобладают автономный стиль воспитания (13,09 баллов). Данный вывод мы сделали из полученных результатов, которые являются средне выраженными. Средние проявления характерны и для таких тенденций во взаимоотношениях как и директивный стиль воспитания (9,89 баллов), позитивный интерес (9,06 баллов) и непоследовательность (9,43 баллов). Враждебный стиль воспитания является нехарактерным для матерей данной выборки. Значения, полученные по данной шкале, входят в категорию слабой выраженности признака (5,49 баллов).

Рис. 3. Особенности стилей воспитания матери

-7 баллов — слабая выраженность признака; 7-14 — среднее значение; 14-20 — сильная выраженность.

Шкалы: 1. позитивный интерес (POS); 2. директивность (DIR); 3. враждебность (HOS); 4. автономность (AUT); 5. непоследовательность (NED)

Автономный стиль воспитания матери исключает какую-либо зависимость от ребенка, его состояния, требований. Отрицаются также какие-либо формы опеки по отношению к подросткам. Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные. Они практически не поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, не обращают внимания на воспитание. Директивность матери проявляется в навязывании чувства вины по отношению к ней, ее декларациям и постоянным напоминаниям о том, что «мать жертвует всем ради детей», полностью берет на себя ответственность за все, что сделал, делает и будет делать ребенок. Матерью как бы утверждается изначальная зависимость ее статуса и оценки окружающих от соответствия подростка «эталону ребенка», исключая при этом возможность других вариантов самовыражения. Таким образом, мать стремится любым способом исключить неправильное поведение своего ребёнка, чтобы «не ударить в грязь лицом». Простые же формы проявления отзывчивости, проявления симпатии, вызывающие положительные эмоциональные отношения, отрицательно коррелируют с директивной формой взаимодействия матери и подростка.

Далее, мы определили основной стиль воспитания в каждой семье. Для этого мы определяем степень близости и степень контроля в каждой отдельно взятой семье. Для определения степени близости отнимаются баллы по шкале враждебности от баллов шкалы позитивный интерес. Для определения степени контроля отнимаются баллы по шкале автономность от баллов шкалы директивность. Далее по схеме (рис. 1) определяется стиль семейного воспитания. При положительных показателях близости и контроля отмечается Авторитетный стиль воспитания. При положительном значении контроля и отрицательном значении близости — Авторитарный. При положительном показателе близости и отрицательном показателе контроля — Либеральный. При отрицательных показателях близости и контроля — Индифферентный стиль воспитания.

Анализируя полученные результаты по диаграмме (Рис.4), можно заметить, что во взаимоотношениях матерей со своими детьми преобладают индифферентный стиль воспитания (40%) и либеральный (34%). Наиболее слабо выражен авторитарный стиль воспитания (3%). Авторитетный стиль воспитания практикуют 23% матерей, дети которых приняли участие в нашем исследовании.

Рис. 4. Особенности стилей воспитания матери

Шкалы: 1. индифферентный; 2. либеральный; 3. авторитарный; 4. авторитетный.

2.4 Выявление взаимосвязи между девиантным поведением подростков и стилями семейного воспитания

После проведения диагностики получили следующие результаты.

№ п/пСтиль семейного воспитанияСклонность к девиантному поведению1ИндифферентныйВысокая2ЛиберальныйНизкая3АвторитетныйСредняя 4ИндифферентныйВысокая5ИндифферентныйВысокая6АвторитетныйСредняя7АвторитетныйНизкая8ИндифферентныйВысокая9АвторитетныйСредняя10ИндифферентныйВысокая11АвторитетныйСредняя12ИндифферентныйВысокая13ИндифферентныйВысокая14АвторитарныйСредняя15ЛиберальныйНизкая16АвторитетныйСредняя17ЛиберальныйСредняя18ЛиберальныйСредняя19ЛиберальныйСредняя20ИндифферентныйВысокая21ЛиберальныйСредняя22АвторитетныйСредняя23ИндифферентныйВысокая24АвторитетныйСредняя25ЛиберальныйСредняя26ЛиберальныйСредняя27ЛиберальныйСредняя28ИндифферентныйВысокая29ИндифферентныйВысокая30ИндифферентныйВысокая31ЛиберальныйСредняя32ЛиберальныйСредняя33ЛиберальныйСредняя34ИндифферентныйВысокая35ИндифферентныйВысокая

Анализируя полученные результаты по диаграмме (Рис.5), можно заметить, что высокая склонность к девиантному поведению наблюдается у подростков в семьях с индифферентным стилем воспитания (100%). Низкая склонность к девиантному поведению наблюдается у подростков из семей с либеральным стилем воспитания (67%) и авторитетным (33%). Средней склонностью к девиантному поведению обладают подростки из семей с либеральным стилем семейного воспитания (56%), авторитетным (39%) и авторитарным стилем семейного воспитания (5%). Исходя из этого можно сделать вывод, что в семьях, где господствует индифферентный стиль воситания, который определяется низкой вовлеченностью родителей в процесс воспитания, эмоциональной холодностью и дистантностью в отношении ребенка, низким уровнем контроля в форме игнорирования интересов и потребностей ребенка, склонность подростков к девиантному поведению выше, чем в семьях с другими стилями воспитания.

Рис. 5. Взаимосвязь стилей семейного воспитания и склонности к девиантному поведению подростков.

Эти же результаты показывает математический анализ полученных данных в программе SPSS 13.0 на выявление различий в уровне признаков (приложение 5). При обработке данных выяснилось, что имеются различия по склонности к девиантному поведению на очень высоком уровне значимости между подростками из семей с индифферентным стилем воспитания в сравнении с остальными. Между подростками из семей с либеральным, авторитетным, авторитарным стилями воспитания различий на достоверном уровне значимости не выявлено.

Таким образом, основная гипотеза нашей работы о том, что формирование девиантного поведения у подростков взаимосвязано со стилями семейного воспитания, действительно подтвердилась.

Настоящее исследование посвящено изучению девиантного поведения подростков в семьях с различными стилями воспитания.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что при воспитании подростка родителями зачастую не учитываются истинные потребности ребёнка. Стили семейного воспитания существенно влияют на возникновение девиантного поведения у подростков в условиях эмоциональной депривации. Уровень девиантного поведения подростков, прежде всего, связан с патогенными условиями семьи и неконструктивными воспитательными подходами, представляющими собой практически хронические депривирующие условия.

В данном исследовании нами было сделано предположение о том, что существует взаимосвязь между склонностью к девиантному поведению подростков и стилем семейного воспитания.

Нами была выдвинута основная гипотеза о том, что формирование девиантного поведения у подростков может быть обусловлено стилями семейного воспитания. Дополнительной гипотезой явилось следующее предположение: высокий уровень девиантного поведения наблюдается у подростков в семьях с индифферентным стилем воспитания.

В результате анализа литературы мы пришли к следующим выводам.

В большинстве случаев девиантное поведение выступает как результат депривации личностно значимых потребностей человека. Особенностью подростков во взаимоотношениях с родителями является стремление к эмоциональной близости, поддержке и защите с их стороны, сниженная способность к самостоятельному поведению, часто вытекающее в психологическую зависимость от родителей. Одной из причин такой зависимости является чрезмерное опекающее или авторитарное поведение родителей. Говоря о связи уровня девиантного поведения подростков в различных условиях семейного воспитания, можно сказать, что формированию высокой склонности к девиантному поведению у подростков будет способствовать индифферентный стиль воспитания.

В нашем исследовании были получены следующие результаты.

Всю выборку мы разделили на три группы: первая группа с высоким уровнем девиантного поведения, вторая со средним и третья с низким уровнем девиантного поведения. Далее мы выявили, что в первой группе высокий уровень девиантного поведения наблюдается у 40% подростков, который говорит о том, что такие дети склонны к девиантному поведению, которые возникают часто. Во второй группе у 51 % испытуемых был выявлен средний уровень девиантного поведения, свидетельствующий о том, что такие подростки склонны к девиантному поведению, которое возникает периодически. И третью группу с низким уровнем девиантного поведения составили 9% подростков, что говорит о том, что эти дети склонны к девиантному поведению, которое возникает очень редко или не возникает совсем.

Изучая выраженность различных стилей воспитания матерей, мы можем сказать о том, что характерно преобладание автономного стиля воспитания по отношению к детям. Нехарактерным является проявление враждебности по отношению к детям. Среди выборки преобладают индифферентный и либеральный стили воспитания, а наименее выражен авторитарный стиль семейного воспитания.

Таким образом, в результате установления взаимосвязи, нам удалось выявить то, что формированию высокого уровня девиантного поведения у подростков способствует индифферентный стиль воспитания со стороны родителей. Также нами было обнаружено, что либеральный, авторитетный и авторитарный стили воспитания способствуют возникновению среднего уровня девиантного поведения, а либеральный и авторитетный стили воспитания ведут к формированию низкого нормального уровня девиантного поведения.

Подводя общий итог, мы можем сказать о том, что в процессе исследования нам удалось решить поставленные задачи, цель работы достигнута, а выдвинутая в начале исследования гипотеза была полностью подтверждена.

Список использованной литературы

Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Академический проект, 2011 — 240с.

Алексеенкова Е. Г. Личность в условиях психической депривации: учебное пособие. — СПб.: Питер, 2009. — 96 с.

Буторин Г. Г. Психические состояния депривационного генеза в структуре школьной дезадаптации: Автореф. канд. дис. — Челябинск, 2004.

Буянов М. И. Вопросы депривации в детской психиатрии. // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова 1970., N 4. С.453-462.

Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. // Журнал практической психологии и психоанализа 2000., № 2.

Вассерман Л. И., Горькавая И. А., Ромицина Е. Е. Тест подростки о родителях. — М. — СПб.: Фолиум, 1995.

Девятова О. Е. Пограничные психические расстройства у детей, находящихся в условиях семейной депривации: Автореф. канд. дис.- М. 2005.

Захаров А. И. Неврозы у детей и подростков. — Медицина Ленингр. отд — ние, 1988. — 246 с.

Карабанова, О. А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. — М.: Гардарики, 2005. — 320с.

Ковалёв, С. В. Психология современной семьи / С. В. Ковалёв — М. — Просвещение — 1988.- 208 с.

Коркина М. В., Лакосина Н. Д., ЛичкоА. Е. Психиатрия: Учебник. — М.: Медицина, 1995. — 608 с.

Кречмер Э. Строение тела и характер. М.: АСТ, 2003 — 332с.

Криминология: Учебник для ВУЗов./ под ред. Бурлакова В. и др. СПб.: Питер, 2002 — 501 с.

Крутецкий, В. А. Психология подростка / В. А. Крутецкий — М., Просвещение — 1965. — 316 с.

Лангмейер Й, Матейчек З. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага: Авиценум, Медицинское издательство, 1984.

Ломброзо Ч. Преступный человек. М.: Эксмо, 2005 — 880 с.

Макушина, О. П. Причины психологической зависимости от родителей в подростковом возрасте // Вопросы психологии. — 2002. — №5.

Методика «Диагностический опросник для выявлдения склонности к различным формам девиантного поведения» — [Электронный ресурс]. Приложение 1. Методика ПОР_м

Опросник «Поведение родителей и отношение подростков к ним» изучает установки, поведение и методы воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте, позволяет описать отношения с родителем по наиболее общим проявлениям: доброжелательность, враждебность, автономия, директивность и непоследовательность родителя.

Основой данного опросника служит методика, которую создал Шафер в 1965 г., в России адаптирован сотрудниками лаборатории клинической психологии Института им. Бехтерева Вассерманом Л. И, Горьковой И А., Ромициной Е. Е. и стал активно использоваться под названием ADOR («Подростки о родителях»). Эта методика базируется на положении Шафера о том, что воспитательное воздействие родителей (так, как это описывают дети) можно охарактеризовать при помощи трех факторных переменных:

Психологический контроль-психологическая автономия;

Скрытый контроль-открытый контроль.

При этом принятие здесь подразумевает безусловно положительное отношение к ребенку вне зависимости от исходных ожиданий родителей. Эмоциональное же отвержение рассматривается как отрицательное отношение к ребенку, отсутствие к нему любви и уважения, а порою и просто враждебность. Понятие психологического контроля обозначает как определенное давление и преднамеренное руководство детьми, так и степень последовательности в осуществлении воспитательных принципов.

Процедура проведения исследования

Перед началом эксперимента подростка вводят в курс дела относительно целей и задач исследования, после чего ему предъявляется следующая инструкция:

«Просим Вас оценить, исходя из собственного опыта, какие указанных положений более всего характерны для Вашей матери. Для этого внимательно прочитайте каждое утверждение, не пропуская ни одного из них. Если Вы считаете, что утверждение полностью соответствует воспитательным принципам вашей матери, обведите кружком цифру «2». Если Вы считаете, что данное высказывание частично подходит для Вашей матери, обведите цифру «1». Если же, по Вашему мнению, утверждение не относится к Вашей матери, обведите цифру «0»».

Затем подростку выдают регистрационный бланк для заполнения отдельно на каждого из родителей. Принципиальной разницы между формулировками высказываний нет: по отношению к матери все утверждения представлены в женском роде. Причем бланки заполняются отдельно, вначале, например, заполняют бланк, в котором отражаются воспитательные принципы к матери, затем этот бланк сдается экспериментатору и только после этого выдается аналогичный бланк, где указанные положения должны быть оценены подростком уже в применении к отцу.

Девиантный подросток семейный воспитание

Моя матьДаЧастичноНет1Очень часто улыбается мне2102Категорически требует, чтобы я усвоил, что я могу делать, что нет2103Обладает недостаточной терпеливостью в отношении меня2104Когда я ухожу, сам решает, когда я должен вернуться2105Всегда быстро забывает то, что сам говорит или приказывает2106Когда у меня плохое настроение, советует мне успокоиться или развеселиться2107Считает, что у меня должно существовать много правил, которые я обязан выполнять2108Постоянно жалуется кому-то на меня2109Предоставляет мне столько свободы, сколько мне надо21010За одно и то же один раз наказывает, а другой — прощает21011Очень любит делать что-нибудь вместе21012Если назначает какую-нибудь работу, то считает, что я должен делать только ее, пока не закончу21013Начинает сердиться и возмущаться по поводу любого пустяка, который я сделал21014Не требует, чтобы я спрашивал у него разрешения, чтобы идти туда, куда захочу21015Отказывается от многих своих дел в зависимости от моего настроения21016Пытается развеселить и воодушевить меня, когда мне грустно21017Всегда настаивает на том, что за все мои проступки я должен быть наказан21018Мало интересуется тем, что меня волнует и чего я хочу21019Допускает, чтобы я мог бы идти куда хочу каждый вечер21020Имеет определенные правила, но иногда соблюдает их, иногда нет21021Всегда с пониманием выслушивает мои взгляды и мнения21022Следит за тем, чтобы я всегда делал то, что мне сказано21023Иногда вызывает у меня ощущение, что я ему противен21024Практически позволяет мне делать все, что мне нравится21025Мой отец (моя мать) меняет свои решения так, как ему (ей) удобно21026Часто хвалит меня за что-либо21027Всегда точно хочет знать, что я делаю и где нахожусь21028Хотел бы, чтобы я стал другим, изменился21029Позволяет мне самому выбирать себе дело по душе21030Иногда очень легко меня прощает, а иногда — нет21031Старается открыто показать, что любит меня21032Всегда следит за тем, что я делаю на улице или в школе21033Если я сделаю что-нибудь не так, постоянно и везде говорит об этом21034Предоставляет мне много свободы. Редко говорит «должен» или «нельзя»21035Непредсказуем в своих поступках, если я сделаю что-нибудь плохое или хорошее21036Считает, что я должен иметь собственное мнение по каждому вопросу21037Всегда тщательно следит за тем, каких друзей я имею21038Не будет со мной говорить, пока я сам не начну, если до этого я его чем-то задену или обижу21039Всегда легко меня прощает21040Хвалит и наказывает очень непоследовательно: иногда слишком много, а иногда слишком мало21041Всегда находит время для меня, когда это мне необходимо21042Постоянно указывает мне, как себя вести21043Вполне возможно, что, в сущности, меня ненавидит21044Проведение каникул я планирую по собственному желанию21045Иногда может обидеть, а иногда бывает добрым и признательным21046Всегда откровенно ответит на любой вопрос, о чем бы я не спросил210

После того, как подросток заполнил бланк, все полученные данные сводятся в «оценочный лист».

№ утвбаллы№ утвбаллы№ утвбаллы№ утвбаллы№ утвБаллы1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950Сырые баллыСырые баллыСырые баллыСырые баллыСырые баллыPOSDIRHOSAUTNED

Затем по каждому параметру подсчитывается арифметическая сумма сырых баллов: — позитивный интерес; — директивность; — враждебность; — автономность; — непоследовательность.

Далее «сырые» баллы переводятся в стандартизованные в соответствии с таблицами. Стандартизованные данные располагаются от 1 до 5, нормой является среднее значение, т. е. 3.

Если по параметру вышло 1-2 балла, то можно говорить, что он слабо выражен, если же 4-5 — то измеряемое качество выражено вполне отчетливо. Затем на специальном бланке строятся оценочные профили отношений как к матери, так и к отцу.

Психологическое принятие матери мальчики-подростки, прежде всего, видят в относительно критическом подходе к ним.

Подростки часто испытывают необходимость в помощи и поддержке матери, в большинстве случаев принимают её мнение, склонны соглашаться с ней.

Такие формы поведения, как властность, подозрительность, а также тенденция к лидерству при положительном отношении матери к сыну последним отрицаются.

В то же время сыновья не ждут от матери чрезмерного конформизма.

Но вместе с этим просто компетентного поведения, дружеского способа общения и нормальных эмоциональных контактов оказывается недостаточно для того, чтобы подросток мог утверждать, что мать испытывает по отношению к нему «позитивный интерес».

Выбирая «позитивный интерес» матери, их сыновья-подростки, как правило, стремятся к сверхопёке сильного, взрослого и самостоятельного человека.

Положительное отношение к дочери со стороны матери, основанное на психологическом принятии, описывается подростками-девочками как отношение к маленькому ребёнку, которые постоянно требует внимания, заботы, помощи, который сам по себе мало что может.

Такие матери часто одобряют обращение за помощью дочерей в случаях ссор или каких-либо затруднений, с одной стороны, и ограничение самостоятельности — с другой.

Наряду с этим девочки отмечают фактор потворствования, когда мать находится как бы «на побегушках» и стремится удовлетворить любое желание дочери.

Директивность матери по отношению к сыну подростки видят в навязывании им чувства вины по отношению к ней, в её декларациях и постоянных напоминаниях о том, что «мать жертвует всем ради сына», полностью берёт на себя ответственность за всё, что сделал, делает и будет делать ребёнок.

Матерью как бы утверждается изначальная зависимость её статуса и оценки окружающих от соответствия сына её «эталону», с исключением при этом возможности других вариантов самовыражения.

Таким образом мать стремится любым способом исключить неправильное поведение сына, чтобы «не ударить в грязь лицом».

Простые же формы проявления отзывчивости, симпатии, вызывающие положительное эмоциональное отношение, отрицательно коррелируют с директивной формой взаимодействия матери и подростка.

Описывая «директивность» своих матерей, девочки-подростки отмечают жёсткий контроль с их стороны, тенденцию к лёгкому применению своей власти, основанной на амбициях.

При этом мнения дочери матерью не принимаются во внимание.

Такие матери больше полагаются на строгость наказания, упрямо считая, что они «всегда правы», а дети ещё слишком малы, чтобы судить об этом.

«Враждебность» матери в отношениях с сыном-подростком характеризуется, с его точки зрения, её агрессивностью и чрезмерной строгостью в межличностных отношениях.

Ориентировка матери сключительно на себя, своё самолюбие и утрированное самоутверждение, как правило, исключают принятие ребёнка.

Он воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость.

Для этого используются различного рода манипуляции.

Так, эмоциональная холодность к подростку маскируется и зачастую выдаётся за сдержанность, скромность, следование «этикету» и даже подчинённость ему.

В то же время при враждебном отношении матери к сыну могут наблюдаться ярко выраженная подозрительность, склонность к чрезмерной критике в адрес его и окружающих, целью которой является стремление унизить в глазах окружающих.

Наряду с этим постоянно (главным образом, на вербальном уровне) демонстрируется позитивная активность и ответственность за судьбу сына.

«Враждебность» матерей их дочерьми-подростками описывается как подозрительное отношение к семейной среде и дистанция по отношению к её членам (в частности, к детям).

Подозрительность и отказ от социальных норм приводят их, как правило, к отгороженности и возвышению себя над остальными.

«Автономность» матерей в отношениях с сыновьями понимаются ими как диктат, полное упоение властью, даже некоторая маниакальность в этом отношении, не признающая никаких вариаций.

Мать при этом не воспринимает ребёнка как личность, со своими чувствами, мыслями, представлениями и побуждениями.

Она являет собой «слепую» силу власти и амбиций, которой все, невзирая ни на что, обязаны подчиняться.

При этом адаптивная форма авторитета матери, основанная на доверии и уважении, а также приемлемые формы жестокости и резкости (когда они учитывают ситуацию) оказываются не характерными для автономных в отношениях с сыновьями матерей.

Также по мнению сыновей, ни эмоциональная привязанность, ни дружеский стиль общения не могут быть связаны с отгороженностью и невовлечённостью матерей в их дела.

«Автономность» матерей исключает какую-либо зависимость от ребёнка, его состояния, требований.

Отрицаются также какие-либо формы заботы и опёки по отношению к дочерям.

Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные.

Они практически не поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, не обращают внимания на воспитание.

«Непоследовательность» проводимой матерью линии воспитания оценивается подростками как некое чередование (в зависимости от степени информативной значимости) таких психологических тенденций, как господство силы и амбиций, с одной стороны, и покорность (в адаптивных формах), деликатность, сверхальтруизм и недоверчивая подозрительность — с другой.

Причём все они имеют тенденцию к экстремальным формам выражения (амплитуда колебаний максимальна).

Под «непоследовательностью» воспитательной практики со стороны матери девочки понимают резкую смену стилей и приёмов, представляющую собой переход от очень строгого к либеральному и, наоборот, переход от психологического принятия дочери к эмоциональному её отвержению вне зависимости от того, что та сделала или не сделала.

Вычисляется путём алгебраической разницы «сырых» баллов по шкалам POZ и HOZ. Данный показатель характеризует степень проявления тёплых чувств и принятия своего ребёнка.

Вычисляется путём алгебраической разницы «сырых» баллов по шкалам DIR и AUT. Характеризует высокую заинтересованность и тотальный контроль родителя в отношении своего ребёнка при высоких оценках. При низких оценках указывает на отсутствие заинтересованности в сочетании с безнадзорностью.

Оценка матери сыном

Шкала позитивного интереса

Прежде всего психологическое принятие матери мальчики-подростки видят в относительно критическом подходе к ним. Подростки часто испытывают необходимость в помощи и поддержке матери, в большинстве случаев принимают ее мнение, склонны соглашаться с ней. Такие же формы поведения, как властность, подозрительность, тенденция к лидерству отрицаются. В то же время сыновья не ждут от матери чрезмерного конформизма, вплоть до тенденции «идти на поводу». Тем не менее, просто компетентное поведение, дружеский способ общения и нормальные эмоциональные контакты оказываются недостаточными для того, чтобы подросток мог утверждать, что мать испытывает по отношению к нему позитивный интерес. Они стремятся к сверхопеке сильного, взрослого и самостоятельного человека.

Директивность матери по отношению к сыну подростки видят в навязывании им чувства вины по отношению к ней, ее декларациям и постоянным напоминаниям о том, что «мать жертвует всем ради сына», полностью берет на себя ответственность за все, что сделал, делает и будет делать ребенок. Матерью как бы утверждается изначальная зависимость ее статуса и оценки окружающих от соответствия сына «эталону ребенка», исключая при этом возможность других вариантов самовыражения. Таким образом, мать стремится любым способом исключить неправильное поведение сына, чтобы «не ударить в грязь лицом». Простые же формы проявления отзывчивости, проявления симпатии, вызывающие положительные эмоциональные отношения, отрицательно коррелируют с директивной формой взаимодействия матери и подростка.

Враждебность матери в отношениях с сыном-подростком характеризуется ее агрессивностью и чрезмерной строгостью в межличностных отношениях. Ориентировка матери исключительно на себя, ее самолюбие, излишнее самоутверждение, как правило, исключают принятие ребенка. Он воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость. Так, эмоциональная холодность к подростку маскируется и зачастую выдается за сдержанность, скромность, следование «этикету» и даже подчиненность ему. В то же время может наблюдаться ярко выраженная подозрительность, склонность к чрезмерной критике в адрес сына и окружающих, целью которой является стремление унизить их в глазах окружающих. Наряду с этим, постоянно (главным образом на вербальном уровне) демонстрируется положительная активность, ответственность за судьбу сына.

Автономность матери в отношениях с сыном понимается им как диктат, полное упоение властью, даже некоторая маниакальность в этом отношении, не признающая никаких вариаций. Мать при этом не воспринимает ребенка как личность, со своими чувствами, мыслями, представлениями и побуждениями, она являет собой «слепую» силу власти и амбиций, которой все, невзирая ни на что, обязаны подчиняться. При этом адаптивная форма авторитета матери, основанная на доверии и уважении, а также приемлемые формы жесткости и резкости (когда они учитывают ситуацию), оказываются не характерными для автономности матерей в отношениях с сыновьями-подростками. Также, по мнению сыновей, ни эмоциональная привязанность, ни дружеский стиль общения не могут быть связаны с отгороженностью, невовлеченностью матери в дела сына.

Непоследовательность проводимой матерью линии воспитания оценивается подростками как некое чередование (в зависимости от степени информативной значимости) таких психологических тенденций, как господство силы и амбиций и покорность (в адаптивных формах), деликатность и сверхальтруизм и недоверчивая подозрительность. Причем все они имеют тенденцию к экстремальным формам проявления (амплитуда колебаний максимальна).

Оценка матери дочерью

Шкала позитивного интереса

Положительное отношение к дочери со стороны матери, основанное на психологическом принятии, описывается подростками-девочками как отношение к маленькому ребенку, который постоянно требует внимания, заботы, помощи, который сам по себе мало что может.

Такие матери часто одобряют обращение за помощью дочерей в случаях ссор или каких-либо затруднений, с одной стороны, и ограничение самостоятельности — с другой. Наряду с этим, девочки отмечают фактор потворствования, когда мать находится как бы «на побегушках» и стремится удовлетворить любое желание дочери.

Описывая директивность своих матерей, девочки-подростки отмечали жесткий контроль с их стороны, тенденцию к легкому применению своей власти, основанной на амбициях и не приветствуя при этом выражения собственного мнения дочери. Такие матери больше полагаются на строгость наказания, упрямо считая, что они «всегда правы, а дети еще слишком малы, чтобы судить об этом».

Враждебность матерей их дочерьми-подростками описывается как подозрительное отношение к семейной среде и дистанция по отношению к ее членам (в частности, к детям). Подозрительное поведение и отказ от социальных норм приводят их, как правило, к отгороженности и возвышению себя над остальными.

Автономность матерей исключает какую-либо зависимость от ребенка, его состояния, требований. Отрицаются также какие-либо формы заботы и опеки по отношению к дочерям. Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные. Они практически не поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, не обращают внимания на воспитание.

Под непоследовательностью воспитательной практики со стороны матери девочки понимают резкую смену стиля, приемов, представляющих собой переход от очень строгого — к либеральному и, наоборот, переход от психологического принятия дочери к эмоциональному ее отвержению.

Таким образом, характерные различия в оценках воспитательной практики матерей и отцов девочками-подростками выглядят следующим образом. При позитивном интересе и психологическом принятии у матерей, в отличие от отцов, на первый план выступает доверие и подчиняемость. У отцов же доминирует уверенность в себе и отсутствие жесткости, авторитарности в отношениях с дочерью, что исключает воспитание посредством силового давления. Директивность матерей основана исключительно на амбициозных претензиях к власти и жесткому контролю за поведением дочери, а директивность отцов наряду с этим, выражается еще и в зависимости от мнения окружающих и самовлюбленности. При враждебности, эмоциональном отвержении у матерей выявляется упрямый конформизм и слабовольная зависимость от мнения окружающих, что исходит из претензий отца на ведущие позиции. У отцов же при враждебной воспитательной практике по отношению к дочери-подростку на первый план выступает жестокость и самоутверждение властью и силой. Автономность со стороны матерей отличается отсутствием добрых человеческих отношений и отгороженностью от проблем и интересов дочери, а у отца автономность выражается в его безоговорочном лидерстве в семье и в недоступности общения с ним для дочери. При непоследовательной воспитательной практике в контексте противоречивости проявлений характеристики отцов и матерей представляются одинаковыми.

Различие лишь в таких тенденциях, как самодовлеющее самоутверждение с враждебной непримиримостью у отцов и подчиненностью и недоверием — у матерей.

Приложение 2. Методика ДАП-П

Инструкция. Сейчас вам будут предъявлены вопросы, касающиеся некоторых ваших индивидуальных психологических особенностей. На регистрационном бланке приводится 4 варианта ответов. Вам необходимо внимательно прочитать вопрос и выбрать наиболее подходящий для вас вариант ответа, все ответы должны фиксироваться в регистрационном бланке. Для этого в строке, соответствующей номеру вопроса, вам необходимо отметить одну из четырех клеток, совпадающую с выбранным вами ответом. На каждый вопрос возможен только один вариант ответа.

Вводная инструкция закончена, у кого есть вопросы, поднимите руку — к вам подойдут и помогут. Если вопросов нет, приступайте к работе.

№ п/пУтверждениеОтвет1Я хорошо понял инструкцию к данной методике.2Люди, с которыми я пытаюсь находиться в дружеских отношениях, очень часто причиняют мне боль.3«За компанию» с товарищами я могу принять большое количество алкоголя.4Я считаю, что в некоторых ситуациях жизнь может потерять ценность для человека.5Я бываю излишне груб (а) с окружающими.6Мои друзья рассказывали, что в некоторых ситуациях они испытывали необычные состояния: видели красочные и интересные видения, слышали странные звуки и др.7Думаю, что самым трудным предметом для меня будет — производственное обучение.8Среди моих друзей были такие, которые вели такой образ жизни, что мне приходилось скрывать свою дружбу от родителей.9Мне кажется, окружающие плохо понимают меня, не ценят и недолюбливают.10В последнее время я замечаю, что стал (а) много курить. Это помогает мне отвлечься от проблем и хлопот.11Бывало, что по утрам у меня дрожали руки и голова просто «раскалывалась».12Я всегда стремился (лась) к дружбе с ребятами, которые были старше меня по возрасту.13Не могу заставить себя бросить курить, хотя знаю, что это вредно.14В состоянии агрессии я способен (а) на многое.15Среди моих близких родственников (отец, мать, братья, сестры) были судимые лица.16Часто я испытывал чувство невесомости тела, отрешенности от окружающего мира, нереальности происходящего.17На подрастающее поколение влияет так много обстоятельств, что усилия родителей и педагогов по их воспитанию оказываются бесполезными.18Если кто-нибудь виноват в моих неприятностях, я найду способ отплатить ему тем же.19Приятели, с которыми я дружу, не нравятся моим родителям.20Я считаю, что можно оправдать людей, выбравших добровольную смерть.21Я привык (ла) считать, что «око за око, зуб за зуб».22Я всегда раз в неделю выпиваю.23Если кто-то причинил мне зло, я отплачу ему тем же.24Бывало, что я слышал (а) голоса внутри моей головы, звучание собственных мыслей.25Смысл жизни не всегда бывает ясен, иногда его можно потерять.26У меня есть друзья, которые любят смотреть «мультики» после приема разных веществ.27В районе, где я проживаю, есть молодежные тусовки, которые активно враждуют между собой.28В последнее время, чтобы не сорваться, я вынужден (а) принимать успокоительные средства.29Я пыталась (лся) освободиться от некоторых пагубных привычек.30Я не осуждаю людей, которые совершают попытки уйти из жизни.31Употребляя алкоголь, я часто превышал свою норму.32Мои родители и родственники высказывали опасения в связи с моими выпивками.33В последнее время я часто испытывал (а) стресс, поэтому принимал (а) успокоительные средства.34Выбор добровольной смерти человеком в обычной жизни, безусловно, может быть оправдан.35В нашей школе был принят «ритуал прописки» новичков, и я активно в нем участвовал.36В последнее время у меня подавленное состояние, будущее кажется мне безнадежным.37У меня были неприятности во время учебы в связи с употреблением алкоголя.38Мне неприятно вспоминать и говорить о некоторых случаях, которые были связаны с употреблением алкоголя.39Мои друзья умеют хорошо «расслабиться» и получить удовольствие.40Можно согласиться с тем, что я не очень-то склонен выполнять многие законы, считая их неразумными.41Среди моих близких друзей были такие, которые часто уходили из дома, бродяжничали и т. д.42Я считаю, что мой отец злоупотреблял (злоупотребляет) алкоголем43Я люблю играть в азартные игры. Они дают возможность «встряхнуться», «поймать свой шанс».44Я понимаю людей, которые не хотят жить дальше, если их предают родные и близкие.45Я не осуждаю друзей, которые курят «травку».46Нет ничего предосудительного в том, что люди пытаются испытать на себе некоторые необычные состояния.47В нашей семье были случаи добровольного ухода из жизни (или попытки ухода).48С некоторыми своими привычками я уже не смогу справиться, даже если очень захочу.

Работа с опросником закончена, отложите бланк.

Обработка результатов обследования производится по каждому блоку в отдельности с помощью специальных «ключей», а также по всей методике в целом, путем суммирования баллов. При этом ответы оцениваются следующим образом:

— Нет, это совсем не так

В процессе обработки вначале необходимо обратить внимание на вопрос 1 (хорошо ли понял обследуемый инструкцию к данной методике).

Стены к методике «ДАП-П»

ШкалыВысокиестенынизкие12345678910Аддиктивное поведение38-4137-3130-2625-1918-1312-87-65-43-21-0Делинкентное поведение36-3332-2726-2322-1817-1514-1110-87-54-32-0Суицидальный риск36-1615-1312-109-76-543210Интегральная оценка «девиантное поведение»141-10088-8382-6867-5453-4544-3332-2625-1918-1514-0 Примечание. Показатели, соответствующие 1-2 стенам, говорят о высокой склонности к девиантному поведению; показатели, соответствующие 3-7 стенам, — о значительной предрасположенности; показатели, соответствующие 9-10 стенам, — о низкой склонности (или отсутствии) к девиантному поведению.

Уровень склонности к аддиктивному поведению (шкала АДП) оценивается по следующим номерам вопросов: 4,8, 12, 13, 15, 20, 26, 28, 31, 34, 35, 37, 38, 41, 45, 47, 48.

Уровень склонности к делинквентному поведению (шкала ДП) оценивается по следующим номерам вопросов: 7, 10, 14. 17, 19, 21, 22, 23, 25, 27, 32, 43.

Уровень суицидальной предрасположенности (шкала СР) оценивается по следующим номерам вопросов: 2, 5, 11, 24, 30, 36, 42, 44.

При дальнейшей обработке «сырые» значения по отдельным шкалам суммируются, определяется суммарный балл (склонность к девиантным формам поведения), который затем переводится в 10-балльную шкалу нормального распределения (стены).

Приложение 3. Результаты по методике ПОР_м

Позитивный интерес — POS; 2. директивность — DIR; 3. враждебность — HOS; 4. автономность — AUT; 5. непоследовательность — NED

№ п/пPOSDIRHOSAUTNEDБлизость= POS — HOSКонтроль= DIR — AUTСсвсырые баллысырые баллысырые баллысырые баллысырые баллы Авто — Автори — ритар. тетн. Инди — Либе — ффер. рал. 1749519-2-1Индифферентный 297571340Либеральный 317200971711Авторитетный 4286109-4-2Индифферентный5783105-3-2Индифферентный 68207151015Авторитетный71516384128Авторитетный 8114141113-3-7Индифферентный 914196101289Авторитетный 105175101307Индифферентный 111417691588Авторитетный 121156168-5-1Индифферентный1378689-10Индифферентный 145115101301Авторитарный 151416219612-3Либеральный 1614199912510Авторитетный 17165317313-12Либеральный181412418510-6Либеральный1991021537-5Либеральный 2089121311-4-4Индифферентный 211313616127-3Либеральный 2220121112191Авторитетный 231512151680-4Индифферентный 24141612132023Авторитетный 25181041010140Либеральный26106418106-12Либеральный278411637-12Либеральный 284241970-17Индифферентный29487163-3-8Индифферентный305761914-1-12Индифферентный 3147319151-12Либеральный327211876-16Либеральный338531965-14Либеральный 34132916-1-6Индифферентный356411107-5-6Индифферентный 9,069,895,4913,099,43Авторитетный-8 Авторитарный-1 Либеральный-12 Индифферентный-14

Приложение 4. Результаты по методике ДАП-П

№ п/пАДПДПСРИОДевиантное поведениеСклонность к девиантному поведениюсырые баллысырые баллысырые баллысырые баллыСтены 1313022839Высокая 234071Низкая 315104294Средняя 4363414849Высокая53638169010Высокая 620154395Средняя 734181Низкая 8363415859Высокая 910124264Средняя 10383213839Высокая 1115103284Средняя 12353316849Высокая134136159210Высокая 1413124294Средняя 15781162Низкая 1617153355Средняя1718184405Средняя1812124284Средняя1917166395Средняя 204136169310Высокая 2122214476Средняя2223243506Средняя 23353514849Высокая 2422213466Средняя2525272547Средняя2611104253Средняя271194243Средняя 284035159010Высокая29363516879Высокая304033179010Высокая 311093223Средняя32983203Средняя33973193Средняя 34373115839Высокая35403314879ВысокаяВысокая -14; средняя-18; низкая -3

Приложение 5. Математическя обработка полученных данных

Математическая обработка проводилась программе СПСС 13.0. Для решения поставленной задачи были сформулированы основная (Н0) и альтернативная (Н1) гипотезы:

Н0: между группами подростков (с разнми стилями семейного воспитания) нет различий в склонности к девиантномуповедению;

Н1: между группами подростков (с разнми стилями семейного воспитания) имеются различия в склонности к девиантномуповедению.

Для выбора корректного математического метода анализа данных, нами была проведена проверка на нормальность распределения данных (рис. 6). Так как статистика по асимметрии (0,113) и эксцессу (-1,684) не превышает их стандартной ошибки (0,398;0,778), то распределение нормальное, применяем параметрический метод t-критерий Стьюдента для двух независимых выборок.

Склоннаость_к_девиантному_поведениюN валидных (целиком)NСтатистика3535СреднееСтатистика52,7429 Стд. отклонениеСтатистика29,99838 АсимметрияСтатистика,113 Стд. ошибка,398 ЭксцессСтатистика-1,684 Стд. ошибка,778 Рис. 6. Описательные статистики

Далее проводим анализ различий между 1 группой (индифферентный стиль воспитания) и 2 группой (либеральный). Ст. св.=24, а значит любое значение tэмп. свыше 3,75 говорит о наличии различий на очень высоком уровне значимости (при р?0,001). Результаты анализа отображены на рис. 7. Так как tэмп.=15,3 значит о наличие различий между 1 и 2 группами доказано на очень высоком уровне значимости.

Рис.7. результаты анализа различий между 1 и 2 группами

Анализ различий между 1 группой (индифферентный стиль воспитания) и 3 группой (авторитетный) так же говорит о наличие различий между 1 и 3 группами, что доказано на очень высоком уровне значимости. Ст. св.=20, а значит значение tэмп.=14,72 свыше 3,85 говорит о наличии различий на очень высоком уровне значимости (при р?0,001). Результаты анализа отображены на рис. 8.

Рис.8. результаты анализа различий между 1 и 3 группами

Анализ различий между 1 группой (индифферентный стиль воспитания) и 4 группой (авторитарный) так же говорит о наличие различий между 1 и 4 группами, что доказано на очень высоком уровне значимости. Ст. св.=13, а значит значение tэмп.=15,61 свыше 4,22 говорит о наличии различий на очень высоком уровне значимости (при р?0,001). Результаты анализа отображены на рис. 9.

Рис.9. результаты анализа различий между 1 и 4 группами

Математический анализ не выявил различий между 2и 3группами, 2и 4 группами, 3 и 4 группами (рис. 10).

Рис.9. результаты анализа различий между 2и3, 2и4, 3и4 группами

Теги: Особенности девиантного поведения подростков из семей с разными стилями воспитания Курсовая работа (теория) Психология

Наряду с этим, постоянно главным образом на вербальном уровне демонстрируется положительная активность, ответственность за судьбу сына.

Dodiplom. ru

20.09.2017 20:53:56

2017-09-20 20:53:56

Источники:

Https://dodiplom. ru/ready/109641

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.