Рубрики
Диагностичекий

5. Проективные методики или объективные тесты

Возникновение тестов опросников проективных техник как разновидностей диагностических методик

5. Проективные методики или объективные тесты?

В начале 40-х годов «проективное движение» набирает значительную силу. Проективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологических исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быстро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколько часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но, параллельно, с этого времени начинаются ожесточенные, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по Тесту Роршаха Дж. Экснера (1986), печальным следствием этих дискуссий явилось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением личности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностических методик на объективные и проективные.

В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неоднократно апробированных в психологии; они стандартизованы, высоко надежны и валидны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные подвергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, интерпретации.

Такого рода представления о проективных и объективных методиках тенденциозны и упрощены. Укажем на то, что любая стимульная ситуация, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вызвать проективный процесс. Это используется даже при интерпретации тестов интеллекта — классического образца объективных психометрических методик. В пользу сказанного говорит и сопоставление обычно противопоставляемых личностных опросников и проективных методик. Реакция на вопросы, как верно пишет Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуемого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, зачастую неосознаваемых искажений в выборе ответов, в том числе обусловленных защитными механизмами. Неопределенность ситуаций может сохраняться и в том случае, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъявляемого испытуемому, и ограничивается способ реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометрическая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения, некоторые варианты ТАТ и др.). Вспомним, что и Методика Роршаха не была задумана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения. Отнесение методики к проективным вовсе не означает, и это подтверждается ходом исследований, отказа от ее психометрической разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оценки полученных с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание полагается, вслед за Р. Кэттеллом, рядом исследователей единственно возможным путем, на котором можно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить исследование, в котором протоколы подвергались содержательному анализу, а затем количественно выражалось отсутствие (присутствие) тех или иных особенностей. Так, если некий испытуемый интерпретировал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он получал 1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные получали по этому параметру 0 баллов. Разумеется, возможен, а иногда и достаточен такой «объективный» путь анализа результатов проективных методик. Однако если идти этим путем, наверное, нет вообще необходимости использовать проективные методики, так как большая часть богатства уникальной продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и навсегда испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Наверное, не будет преувеличением, если мы скажем о том, что споры о «соотношении» проективного и психометрического, применительно к разным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоялась на страницах «Журнала личностной оценки» (Jornal of Personality Assessment) в 1995 году и касалась методики Роршаха. Несколько слов об этой дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к большинству проективных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они считают, что многообразие схем интерпретации данных, полученных с помощью методики Роршаха, располагается на двух осях-подходах: «номотетический-идиографический» (раскрытие общих закономерностей или уникального) и «содержательный — перцептивный» (как или что воспринимает испытуемый). Соответственно, интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номотетические, содержательно-номотетические и содержательно-идиографические (перцептивно-идиографические никогда не разрабатывались). Полагается, что содержательно-идиографические схемы интерпретации как раз и согласуются с традиционной точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же время разрабатываются и два других типа интерпретационных схем. Именно развитие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых является «Comprehensive System» Дж. Экснера, делает, по мнению этих исследователей, методику Роршаха объективным тестом. Действительно, в «Comprehensive System» делается упор на количественный анализ, и даже содержательный аспект интерпретаций обследуемых лишается проективного потенциала. Такой «психометрический фокус» (Л. Филипс, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «американизация» негативно воспринимается многими, в первую очередь европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд придерживаются мнения, что методика Роршаха может быть как проективной методикой, так и психометрическим тестом, но не в равной мере. Наиболее перспективны контент-идиографические схемы интерпретации, а объективация резко снижает диагностическую мощь этой методики.

Вполне понятно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остаться без внимания психологов, и старый спор между «объективистами» и «проективистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содержательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их ненадежность для клинического использования. По его мнению методика Роршаха не является исключительно проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает мысль о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не может быть разрешен однозначно, «или-или». Он полагает, что мощь методики Роршаха состоит как раз в поддерживаемом ею «напряженном противоречии» между содержательно-идиографическими и перцептивно-номотетическими схемами интерпретации. При этом М. Асклайн ссылается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, вновь и вновь исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь необходимой для всех интеграции пока лишь сделаны первые робкие шаги.

У нас при рассмотрении традиционных тестов и проективных методик попытались взглянуть на них с точки зрения существования двух парадигм психологического описания личности: 1) давней парадигмы черт, при которой целью исследования является описание личности, как она воспринималась бы идеальным наблюдателем; и 2) воспроизведение точки зрения самого действующего субъекта. В соответствии с этим А. М. Эткинд подразделяет методики на «субъектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как «видят» человека другие люди, и «объектные» — стремящиеся раскрыть то, как он видит окружающий мир (прежде всего проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «или-или» с его вечными спорами о преимуществах тех или иных методик и переходим в другое, допускающее существование тех и других. Системный принцип множественности описаний разрешает сосуществование подходов, полагаемых в качестве альтернативных. Важна мысль и о том, что системный подход должен идти дальше простого признания равноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Необходимым является их соотнесение с определенными классами задач, выявление условий и границ их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к другому, что в конечном счете должно привести к объяснению его рассогласования и тем самым — к их согласованию на некотором метауровне» (A. M. Эткинд 1982, С.296).

Резюмируя, отметим, что для оценки многих проективных методик, не являющихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психометрические критерии. А. Анастази верно предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные клинические процедуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно исключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мостов» между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в трудно объективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Проективные методики или объективные тесты?

В начале 40-х годов «проективное движение» набирает значительную силу. Проективные методики становятся самыми популярными в клинико-психологических исследованиях личности. Разрабатываются новые методики, число их быстро растет. В различных обзорах, целью которых было установление того, насколько часто используются эти методики, неизменно отмечается их лидирующее положение.

Но, параллельно, с этого времени начинаются ожесточенные, горячие споры о месте проективных методик среди других инструментов исследования личности, споры, продолжающиеся и сегодня. По мнению известного специалиста по Тесту Роршаха Дж. Экснера (1986), печальным следствием этих дискуссий явилось образование пропасти между психологами, занимающимися изучением личности, что отразилось в укоренившемся за рубежом делении психодиагностических методик на объективные и проективные.

В соответствии с такой классификацией объективные методики считаются созданными на основе фундаментальных принципов измерения, неоднократно апробированных в психологии; они стандартизованы, высоко надежны и валидны. Проективные методики объявляются теми, в которых едва ли не полностью игнорируются принципы измерения, а полученные с их помощью данные подвергаются субъективной, зависимой от личных предпочтений исследователя, интерпретации.

Такого рода представления о проективных и объективных методиках тенденциозны и упрощены. Укажем на то, что любая стимульная ситуация, которая не структурирована в расчете на однозначную, специфичную реакцию, может вызвать проективный процесс. Это используется даже при интерпретации тестов интеллекта — классического образца объективных психометрических методик. В пользу сказанного говорит и сопоставление обычно противопоставляемых личностных опросников и проективных методик. Реакция на вопросы, как верно пишет Ф. Б. Березин (1985), определяется субъективностью суждения испытуемого, усиливающейся неопределенностью формулировок, наличием неизбежных, зачастую неосознаваемых искажений в выборе ответов, в том числе обусловленных защитными механизмами. Неопределенность ситуаций может сохраняться и в том случае, когда возрастает роль смыслового содержания материала, предъявляемого испытуемому, и ограничивается способ реагирования.

Многие из проективных методик предусматривают не только качественную, но и количественную оценку полученных результатов. Основательная психометрическая проработка сближает их с объективными тестами (к такого рода методикам можно отнести те, в которых предлагают завершить неоконченные предложения, некоторые варианты ТАТ и др.). Вспомним, что и Методика Роршаха не была задумана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения. Отнесение методики к проективным вовсе не означает, и это подтверждается ходом исследований, отказа от ее психометрической разработки. Наконец, проективные методики не исключают объективной оценки полученных с их помощью результатов. Более того, объективное оценивание полагается, вслед за Р. Кэттеллом, рядом исследователей единственно возможным путем, на котором можно избежать зыбких субъективных интерпретаций.

Примером объективной оценки может служить исследование, в котором протоколы подвергались содержательному анализу, а затем количественно выражалось отсутствие (присутствие) тех или иных особенностей. Так, если некий испытуемый интерпретировал таблицу V теста Роршаха как «череп», то он получал 1 балл, как и все те, кто дали такой же ответ. Все остальные получали по этому параметру 0 баллов. Разумеется, возможен, а иногда и достаточен такой «объективный» путь анализа результатов проективных методик. Однако если идти этим путем, наверное, нет вообще необходимости использовать проективные методики, так как большая часть богатства уникальной продукции обследуемого остается невостребованной исследователем, раз и навсегда испугавшимся собственных мыслей в силу их субъективности.

Наверное, не будет преувеличением, если мы скажем о том, что споры о «соотношении» проективного и психометрического, применительно к разным проективным методикам, сопровождают их с момента появления. Очередная дискуссия состоялась на страницах «Журнала личностной оценки» (Jornal of Personality Assessment) в 1995 году и касалась методики Роршаха. Несколько слов об этой дискуссии, многие из вопросов которой имеют методологическое значение, относятся если не ко всем, то к большинству проективных техник.

Начало дискуссии было положено статьей Е. Аронова и К. Мореленда. Они считают, что многообразие схем интерпретации данных, полученных с помощью методики Роршаха, располагается на двух осях-подходах: «номотетический-идиографический» (раскрытие общих закономерностей или уникального) и «содержательный — перцептивный» (как или что воспринимает испытуемый). Соответственно, интерпретационные схемы будут описываться как перцептивно-номотетические, содержательно-номотетические и содержательно-идиографические (перцептивно-идиографические никогда не разрабатывались). Полагается, что содержательно-идиографические схемы интерпретации как раз и согласуются с традиционной точкой зрения на методику Роршаха как проективную. В то же время разрабатываются и два других типа интерпретационных схем. Именно развитие перцептивно-номотетических схем интерпретации, апогеем которых является «Comprehensive System» Дж. Экснера, делает, по мнению этих исследователей, методику Роршаха объективным тестом. Действительно, в «Comprehensive System» делается упор на количественный анализ, и даже содержательный аспект интерпретаций обследуемых лишается проективного потенциала. Такой «психометрический фокус» (Л. Филипс, 1992), проделанный с методикой Роршаха, ее «американизация» негативно воспринимается многими, в первую очередь европейскими, исследователями. Е. Аронов и К. Мореленд придерживаются мнения, что методика Роршаха может быть как проективной методикой, так и психометрическим тестом, но не в равной мере. Наиболее перспективны контент-идиографические схемы интерпретации, а объективация резко снижает диагностическую мощь этой методики.

Вполне понятно, что рассуждения Е. Аронова и К. Мореленда не могли остаться без внимания психологов, и старый спор между «объективистами» и «проективистами» был продолжен. Так, Б. Рицлер возражает против превосходства содержательно-идиографических схем интерпретации данных, подчеркивая их ненадежность для клинического использования. По его мнению методика Роршаха не является исключительно проективной, а недооценка эмпирически обоснованных количественных показателей ведет к неудовлетворительным диагностическим заключениям. М. Асклайн высказывает мысль о том, что центральный вопрос, затрагиваемый дискуссией, не может быть разрешен однозначно, «или-или». Он полагает, что мощь методики Роршаха состоит как раз в поддерживаемом ею «напряженном противоречии» между содержательно-идиографическими и перцептивно-номотетическими схемами интерпретации. При этом М. Асклайн ссылается на уже имеющие место интегративные схемы интерпретации, за которыми ему видится будущее. Как видно, вновь и вновь исследователи склонны занимать полярные позиции, на пути столь необходимой для всех интеграции пока лишь сделаны первые робкие шаги.

У нас при рассмотрении традиционных тестов и проективных методик попытались взглянуть на них с точки зрения существования двух парадигм психологического описания личности: 1) давней парадигмы черт, при которой целью исследования является описание личности, как она воспринималась бы идеальным наблюдателем; и 2) воспроизведение точки зрения самого действующего субъекта. В соответствии с этим А. М. Эткинд подразделяет методики на «субъектные» (традиционные психометрические), моделирующие то, как «видят» человека другие люди, и «объектные» — стремящиеся раскрыть то, как он видит окружающий мир (прежде всего проективные).

Тем самым мы покидаем пространство «или-или» с его вечными спорами о преимуществах тех или иных методик и переходим в другое, допускающее существование тех и других. Системный принцип множественности описаний разрешает сосуществование подходов, полагаемых в качестве альтернативных. Важна мысль и о том, что системный подход должен идти дальше простого признания равноправности этих описаний личности в психодиагностике. «Необходимым является их соотнесение с определенными классами задач, выявление условий и границ их валидности, уяснение логики перехода от одного описания к другому, что в конечном счете должно привести к объяснению его рассогласования и тем самым — к их согласованию на некотором метауровне» (A. M. Эткинд 1982, С.296).

Резюмируя, отметим, что для оценки многих проективных методик, не являющихся тестами в строгом смысле этого слова, мало подходят обычные психометрические критерии. А. Анастази верно предлагает ставить вопрос о ценности проективных методик, рассматривая их как качественные клинические процедуры, а не как психометрические инструменты. Впрочем, сказанное не должно исключать психометрическую разработку проективных методик, «наведение мостов» между ними и теми, которые иногда определяются как «объективные».

Данные, полученные с помощью проективных методик, не должны быть приняты как окончательные (это относится и к психометрическим тестам!), они помогают найти пути дальнейшего исследования, проникнуть в трудно объективируемые личностные особенности, ускользающие при традиционной организации эксперимента и не поддающиеся адекватной количественной оценке.

Вспомним, что и методика Роршаха не была задумана как проективная и не разрабатывалась в этом аспекте почти два десятка лет своего практического применения.

Psyfactor. org

01.06.2018 23:59:55

2018-06-01 23:59:55

Источники:

Https://psyfactor. org/lib/burlachuk5.htm

7. Тесты достижений. Опросники. Интроспекционизм как теоретическая основа метода. Работы Ф. Гальтона, А. Бине, Р. Вудвортса. Психодиагностика » /> » /> .keyword { color: red; } Возникновение тестов опросников проективных техник как разновидностей диагностических методик

7. Тесты достижений. Опросники. Интроспекционизм как теоретическая основа метода. Работы Ф. Гальтона, А. Бине, Р. Вудвортса

7. Тесты достижений. Опросники. Интроспекционизм как теоретическая основа метода. Работы Ф. Гальтона, А. Бине, Р. Вудвортса

Тесты достижений в отличие от тестов интеллекта отражают влияние специальных программ обучения на эффективность решения тестовых заданий. В Америке тесты достижений начали использоваться при отборе сотрудников на государственную службу уже с 1872 г.

Тесты достижений относятся к наиболее многочисленной группе диагностических методик. Одним из наиболее известных и широко применяемых до сих пор тестов достижений является Стэндфордский тест достижений (SAT)(1923). С его помощью оценивается уровень обученности в разных классах средних учебных заведений. Дальнейшее развитие тестов достижений привело к появлению в середине XX в. Критериально-ориентированных тестов.

Опросники являются самыми первыми психодиагностическими методами, заимствованными психологами из естествознания.

Опросники – это большая группа методик, задания которых представлены в виде вопросов или утверждений, а задачей испытуемого является самостоятельное сообщение некоторых сведений о себе в виде ответов. Теоретической основой этого метода можно считать интроспекционизм. Возникший в глубокой древности в рамках религиозной идеологии, он содержал тезис о непознаваемости духовного мира, о невозможности объективного изучения психических явлений. Отсюда вытекало предположение, что, кроме самонаблюдения нет иных способов изучения сознания человека.

Появление первых психодиагностических опросников связано с именем Ф. Гальтона, который использовал их не для изучения личностных качеств, а для оценки познавательной сферы человека (особенностей зрительного восприятия, умственных образов). В конце Х! Х в. с помощью метода опросников проводились исследования памяти (Бине, Куртье), общих понятий (Рибо), внутренней речи (Сен-Поль) и др. Напечатанные опросники обычно рассылались по адресам будущих респондентов, иногда их печатали в журналах.

Прототипом личностных опросников был разработанный американским психологом Робертом Вудвортсом в 1919 г. Бланк данных о личности. Опросник был предназначен для выявления, отсеивания с военной службы лиц с невротической симптоматикой. За прошедшие с того времени десятилетия опросники получили широчайшее распространение в качестве психодиагностического метода исследования личности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

1. Экспериментальная психология. Работы В. Вундта, Ф. Гальтона, Г. Эббингауза, Д. Кеттелла

1. Экспериментальная психология. Работы В. Вундта, Ф. Гальтона, Г. Эббингауза, Д. Кеттелла Психодиагностика как особая научная дисциплина прошла значительный путь развития и становления. Психологическая диагностика выделилась из психологии и начала складываться на

3. Бихевиоризм как теоретическая основа тестирования. Поведение как совокупность реакций организма на стимулы. Работы Дж. М. Кеттела, А. Бине

3. Бихевиоризм как теоретическая основа тестирования. Поведение как совокупность реакций организма на стимулы. Работы Дж. М. Кеттела, А. Бине Тестовые методы принято связывать с бихевиоризмом. Бихевиоризм ввел в психологию в качестве ведущей категорию поведения.

4. Шкала Бине-Симона. Понятие «умственного возраста». Шкала Стэнфорд-Бине. Понятие об «интеллектуальном коэффициенте» (IQ). Работы В. Штерна

4. Шкала Бине-Симона. Понятие «умственного возраста». Шкала Стэнфорд-Бине. Понятие об «интеллектуальном коэффициенте» (IQ). Работы В. Штерна Первая шкала (серия тестов) Бине-Симона появилась в 1905 г. Бине исходил из представления о том, что развитие интеллекта происходит

8. Проективные техники. Ассоцианизм. Метод свободных словесных ассоциаций Ф. Гальтона. Психоанализ как теоретическая основа развития проективных методик

8. Проективные техники. Ассоцианизм. Метод свободных словесных ассоциаций Ф. Гальтона. Психоанализ как теоретическая основа развития проективных методик Родоначальником проективных техник считается метод словесных ассоциаций, возникший на базе ассоцианистских

44. Личностные опросники Айзенка

44. Личностные опросники Айзенка Личностные опросники Айзенка – серия личностных опросников. Предназначены для диагностики нейротизма, экстраверсии – интроверсии и психотизма. Разработаны Г. Айзенком с сотрудниками. Личностные опросники Айзенка являются реализацией

Терапевтические опросники по выявлению уровня фиксированной эмоциональной установки

Терапевтические опросники по выявлению уровня фиксированной эмоциональной установки Нами разработаны и используются терапевтические опросники, позволяющие измерить уровень фиксированной эмоциональной установки человека, раскрыть те его качества, которые

Опросники структуры личности

Опросники структуры личности Измеряемые компоненты личности Теперь обратимся к разработанному нами терапевтическому подходу с использованием терапевтических опросников структуры личности. Опросник создан на основе американского аналога в трех вариантах: для

Приложение 2 Терапевтические опросники структуры личности Ключи к опросникам Р-В-Д

Приложение 2 Терапевтические опросники структуры личности Ключи к опросникам Р-В-Д Приводим ключи к каждому из трех вариантов опросников. КЛЮЧ К ОПРОСНИКУ Р-Д-В Вариант АСчитаем совпадения. Каждое совпадение 1 балл. Способствующий развитию РодительДа + 13 16 26 28 38 39 45 46 53 59 61 63

Опросники и шкалы для выявления внутрисемейных отношений

Опросники и шкалы для выявления внутрисемейных отношений Для уточнения невидимых и скрытых от Ваших глаз особенностей жизни Вашего ребенка в Вашей семье и «высветления» еще не высветленных Вами тайных «закоулков» его души, мы предлагаем Вам опросники (шкалы),

Психологическое тестирование. Личностные опросники

Психологическое тестирование. Личностные опросники Под словом «тест» психологи понимают не совсем то, что широкая публика, которая любит развлекаться «тестами» по типу «Определите ваш тип: круг, квадрат или треугольник» или «Кто вы среди гномов из фильма „Хоббит“».

Замечательная прогулка сэра Гальтона

Замечательная прогулка сэра Гальтона Одна из самых ярких фигур в истории мировой психологии — сэр Фрэнсис Гальтон (1822–1911). Двоюродный брат Чарлза Дарвина, он был блестящим учёным. Ему принадлежат важные открытия в области географии, метеорологии, криминалистики. В

10. Унифицированный взгляд на сферу психотерапии на основе фокусирования и метода работы с переживаниями

10. Унифицированный взгляд на сферу психотерапии на основе фокусирования и метода работы с переживаниями Сегодня в практике психотерапии существует много различных подходов. Это фрейдистский и юнгианский психоанализ, гештальт-терапия, психотерапия, центрированная на

Психология отношений – теоретическая основа патогенетической психотерапии

Психология отношений – теоретическая основа патогенетической психотерапии Согласно концепции В. Н. Мясищева, сущностью личности является отношение к действительности. Отношение при этом рассматривается как связь между индивидом (субъектом) и окружающей

Альфред Бине: выявление способностей к обучению

Альфред Бине: выявление способностей к обучению В 1904 году министр народного образования в Париже создал комиссию для выработки методов отличия действительно умственно «дефективных» детей от тех, кто не успевал в школе по другим причинам. Какая задача ставилась перед

Тесты, основанные на теории Бине

Тесты, основанные на теории Бине Какие же вопросы включают в тесты для определения IQ? Многие из нас слышали о таких тестах, тестировались в свое время раз или два, но едва ли вспомнят конкретное содержание вопросов. В действительности слишком многие любят порассуждать об

Тесты достижений. Опросники. Интроспекционизм как теоретическая основа метода. Работы Ф. Гальтона, А. Бине, Р. Вудвортса

Тесты достижений в отличие от тестов интеллекта отражают влияние специальных программ обучения на эффективность решения тестовых заданий. В Америке тесты достижений начали использоваться при отборе сотрудников на государственную службу уже с 1872 г.

Тесты достижений относятся к наиболее многочисленной группе диагностических методик. Одним из наиболее известных и широко применяемых до сих пор тестов достижений является Стэндфордский тест достижений (SAT)(1923). С его помощью оценивается уровень обученности в разных классах средних учебных заведений. Дальнейшее развитие тестов достижений привело к появлению в середине XX в. Критериально-ориентированных тестов.

Опросники являются самыми первыми психодиагностическими методами, заимствованными психологами из естествознания.

Опросники – это большая группа методик, задания которых представлены в виде вопросов или утверждений, а задачей испытуемого является самостоятельное сообщение некоторых сведений о себе в виде ответов. Теоретической основой этого метода можно считать интроспекционизм. Возникший в глубокой древности в рамках религиозной идеологии, он содержал тезис о непознаваемости духовного мира, о невозможности объективного изучения психических явлений. Отсюда вытекало предположение, что, кроме самонаблюдения нет иных способов изучения сознания человека.

Появление первых психодиагностических опросников связано с именем Ф. Гальтона, который использовал их не для изучения личностных качеств, а для оценки познавательной сферы человека (особенностей зрительного восприятия, умственных образов). В конце Х! Х в. с помощью метода опросников проводились исследования памяти (Бине, Куртье), общих понятий (Рибо), внутренней речи (Сен-Поль) и др. Напечатанные опросники обычно рассылались по адресам будущих респондентов, иногда их печатали в журналах.

Прототипом личностных опросников был разработанный американским психологом Робертом Вудвортсом в 1919 г. Бланк данных о личности. Опросник был предназначен для выявления, отсеивания с военной службы лиц с невротической симптоматикой. За прошедшие с того времени десятилетия опросники получили широчайшее распространение в качестве психодиагностического метода исследования личности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Альфред Бине выявление способностей к обучению.

Psy. wikireading. ru

05.06.2017 7:25:48

2017-06-05 07:25:48

Источники:

Https://psy. wikireading. ru/542

Классификация психодиагностических методик » /> » /> .keyword { color: red; } Возникновение тестов опросников проективных техник как разновидностей диагностических методик

Классификация психодиагностических методик

Классификация психодиагностических методик

В психологии, психиатрии и других областях, связанных с исследованиями психики человека, значительную роль играют экспериментальные психодиагностические методики. Эти методики позволяют количественно выражать различные особенности людей, определяющие их внутреннее состояние и отношения с окружающим миром. Такое количественное выражение достигается путем организации специальной стимульной среды, в которую помещается человек, регистрации тех или иных показателей реакций испытуемого и задания правил преобразования регистрируемых показателей в оценку диагностируемых свойств.

Психодиагностика характеризуется широким спектром методических подходов. Многообразие этих подходов обусловливает существование различных систем классификации психодиагностического эксперимента в зависимости от выделяемых разными авторами значимых для классификации атрибутов (например, Мельников В. М., Ямпольский Л. Т., 1985; Общая психодиагностика, 1987; Пирьов Г. Д., 1985; Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989). Для компьютерной психодиагностики таким значимым атрибутом может служить формализуемость психодиагностической методики, которой определяется возможность использования в психодиагностическом эксперименте компьютерной информационной технологии.

Для конкретизации понятия «формализуемость» целесообразно выделить сравнительно самостоятельные элементы психодиагностического эксперимента, поддающиеся систематизации. К ним относятся, в первую очередь, воздействие на испытуемого в ходе эксперимента (стимулы), ответы (отклики) испытуемого на это воздействие и операции с информацией, рожденной реакциями испытуемого на стимулы. Соответственно, основанием для классификации психодиагностических методик могут служить различные сочетания форм тестовых заданий со способами реагирования испытуемых, дополненные характеристиками процедур обработки экспериментальных данных.

В таблице 1 представлены формы тестовых заданий психодиагностических методик. В этой таблице все виды стимулов разделены на вербальные и невербальные. В свою очередь, среди вербальных вычленяются стандартизированные и индивидуально ориентированные стимулы, а невербальные включают в себя статические и динамические стимулы. Вербальные стимулы — это вопросы, утверждения и задания, выраженные словами. Стандартизированные стимулы являются одинаковыми для всех испытуемых, в то время как индивидуально ориентированные подбираются в отдельности для каждого конкретного испытуемого. Невербальные стимулы — это картинки, фигуры, значки, пятна и т. п. Кроме того, невербальные стимулы могут обращаться к сфере не только зрительного восприятия, а и других чувств (слух, осязание, обоняние, вкус). Параметры статических невербальных стимулов постоянны во времени, а у динамических объектов могут изменяться форма, цвет, высота тона звука и т. д.

Таблица 1.Виды тестовых заданий

Виды стимулов Порядок предъявления стимулов
Вербальные Невербальные Фиксированный Переменный
Стандарти-зированные Индивидуально ориентированные Статические Динамические Случайный С обратной связью

Характеристика форм тестовых заданий дополняется описанием порядка предъявления стимулов в процессе психодиагностического эксперимента. Этот порядок может быть фиксированным и переменным. Разновидностью переменного порядка является случайное предъявление стимулов, которое применяется, например, для организации рандомизированного исследования. Другая разновидность связана с использованием в ряде психодиагностических методик обратной связи с испытуемым, когда содержание и форма текущего стимульного материала зависят от реакций испытуемого на предыдущие стимулы.

Способы ответов испытуемого на тестовые стимулы разделяются на закрытые, открытые и динамическое реагирование через органы управления (табл. 1.2). При закрытом способе все ответы в совокупности образуют полную группу, или, иными словами, все возможные виды ответов заранее известны. Эти ответы могут осуществляться в форме выбора из «меню ответов» (в зависимости от объема меню различают методики с альтернативным и множественным выбором), с помощью оценивания значения какого-либо признака по заданной шкале, путем восстановления частей предложений, фигур и т. д., а также посредством переструктурирования данных. Открытые способы предполагают ответы испытуемого на предъявляемые стимулы в свободной форме. При этом могут быть регламентированы лишь самые общие требования к форме ответа (вербальная или невербальная, ориентировочные объем и время). Открытые способы включают в себя ответы в виде дополнения заданного стимула и ответы, в которых полностью допускается свободное конструирование. При динамическом реагировании через органы управления используются перцептивные и моторные способности испытуемого.

Таблица 1. Виды ответов на тестовые задания

Закрытые Открытые Динамическое рагирование через органы управления
Выбор Оценивание признака по заданной шкале Восстановление частей Перестру-ктурирование Дополнение Свободное конструирование

Ниже приводятся характеристики возможных форм сочетаний тестовых заданий с видами ответов испытуемых, которые иллюстрируются ссылками на известные психодиагностические методики, а также дается оценка соотношения качественного и количественного компонентов в процедурах анализа экспериментальных данных для каждого выделенного класса психодиагностических методик.

Стимулы — вербальные стандартизированные.

Ответы — закрытые, типа «Выбор».

Сочетание вербальных стандартизированных стимулов с закрытыми ответами типа «Выбор» определяет самый обширный круг психодиагностических методик — тесты-опросники. Задания в этих тестах представлены в виде вопросов или утверждений, относительно которых испытуемый выносит суждения (наиболее часто используется двух — или трехальтернативный выбор ответов, например, «Верно», «Неверно», «Не могу сказать»). По содержанию среди тестов-опросников условно выделяют опросники-анкеты, биографические опросники и личностные опросники.

Опросники-анкеты предназначены для получения какой-либо информации об обследуемом, не имеющей непосредственного отношения к его личностным особенностям. Примером может служить Мичиганский скрининг-тест выявления алкоголизма, для которого характерна слабая связь полученных результатов с личностными показателями обследуемых (отечественная адаптация теста произведена А. Е. Бобровым и А. Н. Шурыгиным /1985/).

Биографические опросники ориентированы на получение данных об истории жизни человека. Наиболее типичные вопросы в них относятся к уровню и характеру образования, специальным навыкам и другим относительно объективным показателям. Информация, даваемая биографическими опросниками, как правило, является вспомогательной для получения достоверной интерпретации результатов психодиагностических тестов, но может носить и собственно диагностический и прогностический характер.

Личностные опросники представляют наиболее объемную группу тестов-опросников. Они предназначены для измерения различных особенностей личности. Одна и та же психологическая переменная в этих опросниках отражается группой пунктов (не менее 6—7). Пункты могут быть прямыми, апеллирующими непосредственно к опыту субъекта (например: Боитесь ли Вы темноты?), либо к мнениям, суждениям испытуемого, в которых косвенно проявляется его личный опыт или переживания (например: Большинство людей честны) /Общая психодиагностика, 1987/. Опросники строятся как одномерные, представляющие одну переменную, или многомерные, одновременно отражающие несколько личностных показателей. Среди личностных опросников выделяют опросники черт личности, типологические опросники, опросники мотивов, интересов, ценностей и установок.

При конструировании опросников черт личности используется подход, базирующийся на выделении групп тесно связанных личностных признаков (Примером может служить популярный опросник 16PF Р. Кэттелла /1970/. Отечественная адаптация с применением компьютерного анализа пунктов проведена A. Г. Шмелевым и В. И. Похилько /1987/). Типологические опросники основываются на объединении похожих испытуемых в группы (типы), и в них в качестве имени понятия выступает название соответствующего типа, а содержание раскрывается описанием типичного (или усредненного) представителя /Мельников B. М., Ямпольский Л. Т., 1985/. Одним из наиболее распространенных как за рубежом, так и у нас в стране является Миннесотский многофазный личностный опросник (MMPI). Первая отечественная адаптация MMPI произведена Ф. Б. Березиным с соавторами /1976/ и Л. Н. Собчик /1971/.

Опросники мотивов позволяют установить, на что направлена активность индивидуума (мотивы как причины, определяющие выбор направленности поведения). Примером в отечественной психодиагностике может служить адаптированный Ю. Л. Ханиным сокращенный вариант опросника Марлоу — Крауна /1976/. Этот опросник стандартизирован на выборке спортсменов и используется для диагностики мотивации одобрения, контроля за фактором «социальной желательности», а также при изучении предпочитаемых средовых и межличностных влияний.

Опросники интересов в зависимости от степени насыщенности личностными показателями могут быть отнесены и к опросникам-анкетам. Наиболее известным за рубежом является разработанный Э. Стронгом «Бланк профессиональных интересов» /Бур-лачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. В этом опроснике определяется четыре параметра интересов: 1) сходство интересов обследуемого с интересами лиц, достигших успеха в определенной профессии; 2) сходство интересов обследуемого с типично мужскими и типично женскими; 3) степень зрелости интересов; 4) степень профессиональной подготовки. «Бланк» содержит 400 заданий, разделенных на 8 рубрик, например, «профессия», «школьные предметы», «развлечения» и т. д.

Опросники ценностей направлены на измерение ценностных ориентации личности, которые формируются в процессе усвоения социального опыта и обнаруживаются в интересах, установках и других проявлениях личности. Поэтому опросники ценностей близки к опросникам интересов, мотивов и установок /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. Примером является опросник ценностей специальностей Д. Супера, дающий сведения о важности для обследуемого каждой из 45 ценностей специальностей, например, помощь другим — для психолога, возможность продвижения по службе — для администратора и т. д. /А. Анастази, 1982/.

Опросники установок применяются преимущественно в социально-психологических и социологических исследованиях /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/.

Применение тестов-опросников характеризуется малой степенью вовлеченности психодиагноста в процедуру обследования. Алгоритмы обработки результатов этих тестов, как правило, представляют собой несложную процедуру подсчета количества совпадения ответов испытуемого с так называемым диагностическим ключом и последующее приведение полученного результата к нормированному виду. Очевидно, автоматизация подобного тестирования с помощью современных компьютеров является несложной технической задачей. Основные трудности встречаются на этапе формирования автоматизированной интерпретации данных многомерных тестов-опросников.

«Ручное» использование тестов-опросников предполагает фиксированный порядок предъявления стимулов. Изменение этого порядка на случайный приводит к рандомизированному типу психодиагностического эксперимента. Включение с помощью компьютера обратной связи обеспечивает проведение так называемого адаптивного тестирования.

Стимулы — невербальные статические.

Ответы — закрытые, типа «Выбор».

Методики данного типа применяются, например, для исследования пространственного воображения, комбинаторных способностей и способностей соотнесения невербальных стимулов к определенному классу из заданного алфавита классов. Сюда относятся, в частности, некоторые задания теста исследования структуры интеллекта Амтхауэра (адаптированный вариант под названием «тест-Су» нашел применение для изучения уровня интеллектуального развития учащихся младших классов /Лийметс с соавт., 1974/). Так, в заданиях «выбор фигур» (FS) в качестве стимулов приводятся разделенные на части геометрические фигуры, которые нужно соотнести с предлагаемыми изображениями целых фигур.

Обработка результатов в данном случае сводится к оценке количества правильно произведенных выборов. В качестве диагностического параметра нередко используется время решения заданий теста. Очевидно, что современные компьютеры, обладающие развитыми изобразительными средствами, позволяют полностью автоматизировать подобные методики. При этом в качестве стимулов могут выступать не только статические, а и динамические объекты.

Стимулы — вербальные стандартизированные; невербальные статические.

Ответы — закрытые, типа «Восстановление частей».

Психодиагностические методики рассматриваемого типа являются, по сути, модификацией тестов с множественным выбором. Отличительной особенностью этих методик является то, что испытуемым предлагается самим сформулировать (сконструировать) ответ, не прибегая к меню возможных ответов. Таким образом, испытуемый не ограничен какими-либо рамками в своих ответах. В то же время при данном подходе предполагается, что существуют правильные ответы на задания теста, которые могут быть выражены в достаточно определенной форме.

Примером методик указанного типа может служить субтест нахождения недостающих деталей Векслера, с помощью которого изучаются особенности зрительного восприятия, наблюдательность, способность отличить существенные детали /Wechsler D., 1958/. В этом субтесте испытуемый должен отыскать какую-либо недостающую деталь или какое-то несоответствие на каждом из 21 рисунке. На ответ отводится не более 20 сек. и правильность ответа оценивается одним баллом. Другим примером является субтест Амтхауэра «Ряды чисел» (ZR), направленный на исследование индуктивного мышления испытуемого и его способности оперировать с числами. В 20 заданиях субтеста ZR требуется установить закономерность числового ряда и продолжить его. Здесь также на выполнение заданий вводится лимит времени.

Обработка результатов обследования с помощью психодиагностических методик рассматриваемого класса в достаточной степени формализована. Диагностическими признаками здесь выступают количества правильно выполненных заданий. Также в ряде случаев ценная диагностическая информация содержится в параметрах временной динамики выполнения теста.

Стимулы — вербальные стандартизированные; невербальные статические.

Ответы — закрытые, типа «Переконструирование».

Тестовые задания, предполагающие ответы типа «переконструирование данных», заключаются в составлении комбинаций из заданного алфавита вербальных или невербальных элементов. Как правило, считается известной «правильная» комбинация элементов, но это не является обязательным условием, так как оценке могут подлежать такие параметры, как, например, оригинальность созданной комбинации. В качестве типичного примера можно привести субтест последовательности картинок в шкале измерения интеллекта Векслера. С помощью этого субтеста исследуется способность испытуемого к организации фрагментов в логическом поле, пониманию ситуации и предвосхищению событий /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. В задании предлагается 8 серий картинок, обобщенных каким-либо сюжетом, в соответствии с которым испытуемый должен разложить картинки в определенной последовательности. Оценка в данном субтесте зависит от правильности и времени решения.

Примером использования вербальных стандартизированных стимулов может служить субтест «составление предложения по трем предлагаемым словам», входящий в аналитический тест интеллекта Р. Мейли /1969/. Испытуемый должен за две минуты составить из набора слов как можно больше предложений. Критерием оценки выполненного задания служит мысль, объединяющая слова. Если мысль, положенная в основу связки слов, неудачна или представленная фраза бессмысленна, испытуемому присваивается 1 балл; банальному содержанию фразы соответствует 2 балла, а за оригинальную мысль дается 3 балла.

Как видно из приведенных примеров, обработка результатов обследования с помощью методик рассматриваемого типа может содержать как количественный, так и качественный компоненты. Но в целом ограниченный алфавит стимулов, подвергающихся переструктурированию, и, соответственно, ограниченный и известный набор возможных комбинаций дает основание отнести указанные методики к достаточно четко структурированным и допускающим сравнительно высокую степень формализуемости процедуры обработки экспериментальной информации.

Стимулы
— вербальные стандартизированные; невербальные.

Ответы — закрытые, типа «Оценивание значения признака по заданной шкале».

Психодиагностические методики данного типа связаны с оценкой различных объектов (словесных утверждений, изобразительного материала, конкретных лиц и т. п.) по выраженности в них качества, заданного шкалой (например, «теплый — холодный», «сильный — слабый» и т. д.). В качестве примера характерен метод семантического дифференциала, разработанный Ч. Осгудом /1957/. Этот метод предназначен для измерения различий в интерпретации понятий испытуемыми. Исследуемый объект, в качестве которого может выступить слово, понятие, символ в вербальной или невербальной форме, оценивается путем соотнесения с одной из фиксированных точек шкалы, заданной полярными по значению признаками. Пространство шкалы между противоположными значениями воспринимается испытуемым как континуум градаций выраженности признака. Весь континуум шкалы разбивается, как правило, на 7 интервалов, и оцениваемый признак может принимать значения от -3 до +3.

Полученные на основании процедуры семантического дифференциала количественные данные изображаются в виде так называемого семантического профиля исследуемого понятия. Точность отражения стимула зависит от числа заданных осей (признаков). Однако на практике обычно выделяют несколько факторов, которые могут выражаться одной шкалой или группой шкал, коррелирующих с исследуемым фактором. Ч. Осгудом была предложена трехфакторная модель семантического дифференциала, объясняющая от 50 до 65% дисперсии оценок.

В первый фактор («фактор оценки») вошли шкалы типа «хороший — плохой», «приятный — неприятный», «красивый — уродливый» и т. д. Второй фактор («фактор силы») составили шкалы типа «сильный — слабый», «большой — малый». Третий фактор («фактор активности») включает шкалы типа «быстрый — медленный», «активный — пассивный» и т. д.

Применяя технику семантического дифференциала для оценки множества объектов одним испытуемым или одного объекта группой испытуемых, на выходе получают числовые таблицы вида объект — признак, которые в дальнейшем могут быть подвергнуты анализу многомерных группировок как объектов, так и признаков. Этот анализ позволяет выявлять особенности психосемантики и отношений к объектам и явлениям. Метод семантического дифференциала дает полезную информацию о «понятийной структуре» испытуемого, об его оценке своих близких, направленности и особенностях личностного общения, идентификации себя с окружающими. Данный метод применим для анализа значений, оценок, контактности при подборе лиц, тесно связанных процессом профессиональной деятельности, исследования супружеских пар и т. д. В нашей стране методы рассматриваемого типа активно используются и развиваются В. Ф. Петренко /1983/ и А. Г. Шмелевым /1983/.

Как видно из приведенного краткого описания одной из шкальных техник оценивания, технология применения методик данного типа сопряжена с большим количеством вычислений, которые необходимы для реализации любого алгоритма из богатого арсенала алгоритмов анализа таблиц объект — признак. Поэтому психодиагносту, желающему использовать ту или иную шкальную технику оценивания, компьютер будет служить эффективным подспорьем. В то же время интерпретация результатов подобного компьютерного анализа экспериментального материала трудноформализуема и основной акцент в такой интерпретации приходится на психодиагноста, который помимо своих профессиональных знаний должен хорошо представлять особенности алгоритмов выявления структуры многомерных данных. Расширение методик указанного типа возможно с помощью компьютерного моделирования динамических объектов.

Стимулы
— вербальные и невербальные индивидуально ориентированные.

Ответы
— закрытые, типа «Оценивание значения признака».

Примером индивидуально ориентированного подхода к субъективному шкалированию является техника репертуарных решеток. Она предложена Г. Келли в 1955 году и направлена на изучение индивидуально-личностных конструктов, опосредующих восприятие и самовосприятие при анализе личностного смысла понятий /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. Под индивидуальной системой конструктов имеется в виду система отношений и установок к миру. По Г. Келли, «конструкт можно представить себе как референтную ось, основной параметр оценки. На поведенческом уровне его можно рассматривать как открытый человеком способ поведения. » /Франселла Ф., Баннистер Д., 1987/. Описание конструкта, по Г. Келли, удобнее всего провести в биполярных понятиях, при этом конструкт становится тем, «чем два или несколько объектов сходны между собой и, следовательно, отличны от третьего объекта или нескольких других объектов». Биполярность конструктов дает возможность получить матрицу взаимоотношений между ними конструкт — конструкт и применить для выявления структуры смысловых параметров, лежащих в основе восприятия данным человеком себя и других людей, объектов и отношений, алгоритмы анализа многомерных данных (факторный и кластерный анализ, неметрическое шкалирование и пр.).

Несмотря на внешнее сходство техника репертуарных решеток радикально отличается от метода семантического дифференциала. Здесь используются не заданные извне признаки, а выявляются собственные, индивидуальные конструкты, создаваемые непосредственно в ходе обследования. Поэтому техника репертуарных решеток является гораздо более гибким и тонким инструментом. Между тем эти качества обусловливают значительную вовлеченность эксперта в процесс психодиагностики, и, хотя для эффективного использования техники репертуарных решеток совершенно необходима компьютерная поддержка методики, в самой процедуре обследования и интерпретации результатов акцент еще более смещается в сторону использования трудно формализуемых знаний и опыта эксперта — психодиагноста. Индивидуально ориентированный подход в отечественной психологии с применением компьютеров активно развивается А. Г. Шмелевым и В. И. Похилько /1982, 1984, 1990/.

Стимулы — вербальные стандартизированные.

Ответы — открытые, типа «Дополнения».

Примером психодиагностических методик данного типа может служить методика завершения предложений. Обследуемому предлагается серия незаконченных предложений, состоящих из одного или нескольких слов, с тем чтобы он их завершил по своему усмотрению. Предложения в данной методике формулируются таким образом, чтобы стимулировать испытуемого на ответы, относящиеся к изучаемым свойствам личности. Другим примером является методика завершения историй. Здесь в отличие от предыдущей методики в качестве стимула выступает небольшой рассказ. Данные методики в нашей стране применяются преимущественно в клинико-диагностических исследованиях /Румянцев Г. Г., 1969/.

Стандартизация рассматриваемых методик достигается путем отнесения произвольных ответов испытуемого к некоторому опорному множеству психологических категорий. Открытые опросники предполагают использование контент-анализа. Для решения задач контент-анализа компьютеры начали применяться в 60-х годах. Составление вычислительных программ для контент-анализа является трудоемким делом. Поэтому компьютеризация данных методик проблематична. Здесь важно правильно оценить выигрыш, который может дать машинная обработка по сравнению с ручным контент-анализом произвольных ответов. А это, в свою очередь, зависит от конкретных задач исследования, объема материала, подлежащего анализу, и от степени его формализуемости.

Стимулы — невербальные статические.

Ответы — открытые, типа «Дополнения».

Показательным примером методики дополнения невербальных стимулов является рисуночный тест Вартегга /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. Стимульный материал этого теста состоит из 8 стандартных, ограниченных белым пространством графических знаков, расположенных на черном поле. Обследуемому необходимо в имеющемся пространстве выполнить рисунки с учетом изображенных знаков. В процессе работы испытуемого фиксируется последовательность выполнения рисунков, а после завершения задания испытуемому предлагается ответить на вопросы о том, какой рисунок более удался, каково содержание рисунков и пр.

При интерпретации результатов исходят из определенных свойств, приписываемых графическим знакам. Так, например, точке приписывают мягкость, органичность, незаметность, неопределенность; квадрат — это угловатость, темнота, тяжесть; полукруг, состоящий из точек, связывают с эмоциональной чуткостью, отзывчивостью, детальным членением и т. д. Также большое значение при интерпретации результатов придается выраженному в рисунках «отношению» к исходному знаку. Пренебрежение, игнорирование знака в рисунках — симптом сосредоточенности на собственном «Я». Диффузное внимание к знаку — симптом изобретательности, выдумки. Фиксированное внимание к знаку — симптом концентрации на конкретных, вещественных элементах. Наконец, стремление качественно оформить исходный знак — симптом творческого начала. Учитываются также содержание рисунков и их графическое исполнение. В работах отечественных психологов вне связи с теоретическими построениями автора этот тест используется при обследовании психически больных /Блейхер В. М., Крук И. В., 1986/.

Стимулы — вербальные стандартизированные; невербальные.

Ответы — открытые, типа «Свободное конструирование».

Для психодиагностических методик, предполагающих ответы в форме свободного конструирования, стимулы могут быть самыми разнообразными — как вербальными, так и невербальными. То же самое можно сказать и о виде ответов испытуемых — это могут быть рисунки на заданную тему, рассказы, интерпретации изображений и т. д. В данной группе методик основная доля приходится на проективные тесты. Диагностика с помощью проективных тестов осуществляется на основе анализа взаимодействия испытуемого с внешне нейтральным, как бы безличным материалом, становящемся в силу недостаточной структурированности «стимулом», порождающим процессы фантазии и воображения субъекта /Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М., 1989/. К проективным тестам относятся также и рассмотренные выше методики с ответами в виде дополнений стимулов. Но целесообразно выделить методики со свободным конструированием ответов в отдельную группу, так как они имеют еще менее формализуемую структуру.

В качестве примеров приведем два популярных теста — тест Роршаха, в котором испытуемый должен придать смысл симметричным аморфным черно-белым и цветным изображениям (см., например, Беспалько И. Г., Гильяшева И. Н., 1983) и тест тематической аперцепции (ТАТ), основанный на толковании испытуемым сюжетов специально подобранных картинок (например, Норакидзе В. Г., 1975). В проективных методиках количественные диагностические оценки могут быть получены на основании измерения объема ответа испытуемого, подсчета частоты обращения к отдельным «темам» и т. п. На практике использование проективных методик часто опирается на интуицию и теоретическую подготовку психодиагноста.

Стимулы — невербальные динамические.

Ответы — динамическое реагирование через органы управления.

Рассматриваемое сочетание стимулов и ответов соответствует классу психодиагностических методик, которые обычно называют аппаратурными тестами. Эти тесты используются в исследованиях параметров времени реакции (реактометры, рефлексометры), типологических особенностей высшей нервной деятельности и пр. Наличие обратной связи между ответами (реакциями) испытуемого и стимулами свойственно большому количеству критериально-ориентированных аппаратурных тестов, в которых моделируются условия какой-либо критериальной деятельности. До сравнительно недавнего времени реализация этих методик требовала специального и часто дорогостоящего оборудования. Развитие вычислительной техники, появление, в частности, микропроцессорных контроллеров и персональных компьютеров открыло новые перспективы развития аппаратурных методик. Автоматизированные пульты для испытуемых могут быть объединены в этом случае с информационными системами, позволяющими оперативно и всесторонне анализировать различную психодиагностическую информацию при обследовании широких контингентов испытуемых. На экране дисплея компьютера могут моделироваться разнообразные виды деятельности, имитироваться объекты слежения, управления и т. д. Параллельно с помощью специальных датчиков и микропроцессорных контроллеров может производиться съем и ввод в компьютер психофизиологической информации. Отдельно можно выделить также подкласс аппаратурных тестов, который в настоящее время стал активно развиваться и в котором моделирование опосредуется компьютерными играми.

В целом по поводу аппаратурных тестов отметим, что они представляют обширное самостоятельное направление компьютерной психодиагностики, нуждающееся в отдельном анализе.

Стимулы — вербальные индивидуально ориентированные.

Ответы — открытые.

Этот класс методик можно определить как диалогические техники, в которых предполагается непосредственный контакт психодиагноста с обследуемым и учитываются специфические особенности конкретной диагностической задачи. Разумеется, диалогические техники наименее формализуемы и в них более всего важно живое взаимодействие эксперта и обследуемого. Поэтому в настоящее время данные техники не имеют никакого отношения к компьютерной психодиагностике, и они упомянуты здесь только для полноты классификационной картины. В то же время можно предположить, что в будущем с развитием естественно-языковых компьютерных экспертных систем диалогические техники могут занять свое место в компьютерной психодиагностике.

Осгудом была предложена трехфакторная модель семантического дифференциала, объясняющая от 50 до 65 дисперсии оценок.

Psyfactor. org

23.12.2017 12:46:06

2017-12-23 12:46:06

Источники:

Https://psyfactor. org/dyuk. htm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.